История искусства
История дизайна
 
Баухауз
41. Баухауз: принципы формообразования и образовательная система. Баухауз (нем. Bauhaus – «Дом Строительства» от bauen – строить и Haus – дом, жилище) – архитектурная и художественно-промышленная школа, творческое объединение и идейный центр европейского функционализма. Официальное название: «Государственная Высшая школа строительства и формообразования», но вначале использовалось другое: «Staat-liches Bauhaus Weimar» (нем. «Государственный строительный дом в Ваймаре»). << Эмблемы школы Баухауз в Ваймаре: 1919-1921, 1922 (О. Шлеммер) В 1901 г. бельгийский архитектор А. Ван де Велде, один из родоначальников стиля Ар Ну во в Европе, организовал в Германии, при Школе изящных искусств в Ваймаре, «Экспериментальные художественно-промышленные мастерские». На их базе немецкий архитектор В. Гропиус, по предложению Великого герцога Ваймарского, создал новую школу, соединив Школу изящных искусств (традиционной академической направленности) с Государственным Строительным училищем (Staatliche Bauhoehschule). В 1919 г. был открыт Баухауз. В разработке его научной и учебной программы принимал участие архитектор и теоретик немецкого функционализма О. Бартнинг. Еще в годы работы в берлинской мастерской П. Беренса, одного из архитекторов-новаторов, Гропиус мечтал о создании художественной школы, способной преодолеть «пропасть, лежащую между реальностью и идеализмом». Решение этой задачи он видел в том, чтобы «понять сущность искусства архитектуры, которая соответственно человеческой природе охватывала бы собой все проявления жизни». Идея «проникающего» во все виды творческой деятельности человека архитектонического мышления – основы «единения искусств» – родилась у Гропиуса, безусловно, не без влияния трудов Г. Земпера. Позднее архитектор Л. Мис ван дер Роэ вспоминал, что Баухауз был «не программой, а, скорее, идеей, очень точно сформулированной Гропиусом: единение искусства и техники как основа формообразования». Для этого и нужна была экспериментальная школа-мастерская с новой системой подготовки мастеров. В Баухаузе была сделана попытка снова соединить разошедшиеся в XIX столетии художественное творчество, науку, технику, материальную и духовную, эстетическую и технологическую стороны жизни в форме «строительной гильдии», как это было когда-то в средневековье. Но, в отличие от идей Дж. Рёскина, У. Морриса и английского движения «Искусства и ремесла», Гропиус планировал осуществить это единение на новой научной основе. Преподавание вели «мастера», приглашенные Гропиусом из разных стран художники-педагоги, имеющие склонность к научному и даже философскому мышлению. Поэтому первый, ваймарский период существования Баухауза иногда называют романтическим. В то же время девизом школы была фраза: «Искусству учить нельзя, но ремеслу можно». Обучение велось параллельно в двух мастерских: производственной и творческой. Гропиус считал это особенно важным. Шестимесячный пропедевтический (предварительный) курс (Vorlehre) вначале вел сам Гропиус. Этот курс заключался в лабораторном «изучении формальных элементов» (Elementare Formlehre) и «штудии материала в мастерских». Далее шли «натурные штудии», «композиционные уроки цвето-пространства», «уроки конструкции и изображения», «ткачество», «уроки материала и инструментария» (Werkzeuglehre). Творческие мастерские второго-третьего годов обучения назывались: «Текстиль», «Краска», «Глина», «Камень», «Стекло», «Дерево», «Металл». В конечном итоге все предметы соединялись в «проектировании», «строительном и инженерном умении» (Bau und Ingenieurwissen). В качестве руководителей творческих мастерских Гропиус смело привлекал художников-абстрактивистов, живописцев и графиков-экспрессионистов. Используя опыт голландской группы «Де Стиль», они разрабатывали «грамматику формообразования – гештальта» (Gestaltung). Объективно-формальный метод пропедевтического курса, по убеждению Гропиуса, должен был обеспечить основу создания подлинно современного стиля «производственного искусства», свободного от академических предрассудков, подражаний и эклектики предшествовавшей эпохи. Среди первых художников-педагогов Баухауза были Д. Иттен (Вводный композиционный курс), Г. Маркс, А. Майер. Иттен писал: «В своем форкурсе я ставил три цели: 1. Пробудить творческие силы и вместе с ними художественные способности обучающихся... 2. Облегчить студентам выбор их будущей профессии...3. Познакомить студентов с основами художественной композиции, без чего нельзя стать профессионалом»: В 1919-1925 гг. в Баухаузе преподавал выдающийся немецкий живописец и график, «романтический абстрактивист» Л. Файнингер. В 1921-1925 гг. – художник-философ, музыкант, живописец П. Клее. Этот художник разработал пропедевтический курс «учения о форме», начинавшийся с рассказа о «точке, как начале всех начал», движущейся в космосе и «космическом яйце», из которого рождаются все видимые формы: линия, спираль, квадрат, круг, куб... Ученики П. Клее слушали лекции с показом его собственных абстрактных акварелей к рисунков, иллюстрирующих его идеи, а затем сами писали абстрактные акварели, стараясь выразить исключительно формальными средствами идеи движения, равновесия, полета, напряжения, «затрудненного движения». Своим девизом Клее выбрал слова «Думающий глаз», а творчество самого художника позднее назвали «поэзией мечты». Идеалы – это для идиотов. Пауль Клее. Сенекио, 1922 >> В Баухаузе преподавали и другие известные художники абстрактного искусства: О. Шлеммер (1921-1929), Т. Ван Дусбург (1921-1933), В. Кандинский (1922-1933), И. Альберс (1923-1933). (Его занятия заключались, в изучении основных свойств и характеристик различных материалов и в практической работе с ними - от металла и камня, до ткани и стекла. В мастерских Альберса студентам была разрешена работа только с простейшими инструментами). Идею слияния разных видов искусства в среде человеческого обитания Кандинский развивал и в теории (книга «Точка и линия на плоскости»; важнейшие теоретические концепции Кандинского: диалогической и полифонической композиции, монументального искусства, об основных элементах формы, о цвете как важнейшей категории формы живописи и др.). Его живописные абстракции, по мнению Гропиуса, должны были способствовать развитию композиционного мышления у студентов. В результате основатель Баухауза поручил художнику курс основ формообразования, семинары цветоведения и аналитического рисунка, а также мастерскую настенной живописи. Таким образом в руках Кандинского оказался ключ к эстетике Баухауза. В 1925 г. из-за финансовых трудностей Баухауз переведен в г. Дессау. Тогда же закончился его «романтический период». В Дессау по проекту Гропиуса выстроен комплекс учебных зданий и домов-мастерских для преподавателей, в их облике получили законченное выражение идеи прагматизма и функционализма. Программы были переориентированы на практические потребности строительства, Баухауз стал называться «Высшая школа строительства и формообразования» (Hochschule fur Bau und Gestaltung). В первом семестре студенты изучали «Содействие основам формообразования» (Vermittlung der grundbegriffe der gestaltung). Оно включало: «абстрактные формальные элементы», аналитические рисунки, изучение материалов, начертательную геометрию, шрифт, физику и химию, гимнастику и танец. Второй семестр: «Введение в строительство». В третьем – к общеобразовательным предметам добавлялись обучение приемам инженерного проектирования, а студенты распределялись по «специальностям»: архитектура (строительство и оформление интерьера), реклама, оформление книги и «свободное формообразование». В четвертом и пятом семестрах шла углубленная работа в творческих мастерских, руководимых одним мастером и его помощником из старших учеников. В 1928 г. В. Гропиус ушел с поста директора, его сменил X. Майер, в 1930-1933 гг. директором школы был архитектор Л. Мис ван дер Роэ. Пропедевтический курс вели Й. Альберс и, в 1923-1928 гг., венгерский художник Л. Мохой-Надь. «Фирменным стилем» Баухауза стали геометризованные формы мебели, посуды, светильников. В 1925 г. выпускник Баухауза М. Брейер сконструировал знаменитый стул из металлических трубок, что стало одним из поворотных моментов в истории европейского дизайна. << Кофейники. В. Рёссгер и Ф. Марби. 1924-26. Усиливавшийся прагматизм, функционализм и демократический, даже «классовый» подход к искусству не всем художникам, работавшим в Баухаузе, был по душе. В 1925 г. из Баухауза ушли Л. Файнингер и П. Клее, в стороне оказался со всеми конфликтовавший В. Кандинский. В 1932 г. местные власти закрыли Баухауз, объявив его «рассадником большевизма в области культуры». Некоторое время школа еще существовала в Берлине на правах частного учебного заведения, но в 1933 г. окончательно была закрыта нацистами. Гитлер объявил, что конструктивистская архитектура, абстрактная живопись и «плоские крыши – еврейское изобретение». Многие преподаватели вынуждены были эмигрировать в США. << Стул. М. Брейер. 1925 В 1937 г. Л. Мохой-Надь организовал «Новый Баухауз» в Чикаго и до своей смерти в 1946 г. занимал пост директора чикагского института дизайна. В 1937 г. в США приехал Л. Мис ван дер Роэ, где сразу же стал ведущим мастером чикагской школы архитектуры небоскребов-параллелепипедов из стали и стекла. И. Альберс учредил свою школу в штате Северная Каролина. В 1937 г. В. Гропиус и М. Брейер организовали Школу Дизайна при Гарвардском университете в США. В. Кандинский с 1933 г. жил в Париже, Л. Файнингер уехал в США, а П. Клее поселился в Швейцарии. Программа Баухауза была утопической, но она оказала влияние на дальнейшее развитие европейского искусства и художественного образования. Сборники проектов и теоретических статей мастеров Баухауза, так называемые «Книги Баухауза», изучались передовыми архитекторами и дизайнерами. Педагогические идеи Баухауза получили дальнейшее развитие в «Высшей школе формообразования» в Ульме. В 1960 г. в Дармштадте основан Музей-архив Баухауза. В 1971 г. Музей переехал в Берлин, а в 1979 г. в западной части города для него было построено специальное здание >> на основе проекта В. Гропиуса 1965 г. (Bauhaus-Archiv, Museum fur Gestaltung). Дизайнерский центр «Баухауз-Дессау» действует по настоящее время. << Вальтер Гропиус. Фрагмент интерьера квартиры, 1923 г. Образцы, выполненные в стенах школы, отличает энергичный ритм линий и пятен, чистый геометризм предметов из дерева и металла. Чайники, например, могли быть скомпонованы из шара, усеченного конуса, полукружия, а в другом варианте — из полукружия, полусферы и цилиндров. Все переходы от одной формы к другой предельно обнажены, нигде нельзя найти желания их смягчить, всё это подчеркнуто контрастно и заострено. Текучесть силуэта можно проследить в изделиях из керамики, но это выражение свойств материала — обожженной глины. «Баухауз» искал конструктивность вещи, подчеркивал её, выявлял, а иногда и утрировал там, где, казалось бы, её нелегко было найти (в посуде, например). Напряженные поиски новых конструктивных решений подчас неожиданных и смелых, особенно характерны были в мебельном производстве: в «Баухаузе» родились многие схемы, сделавшие подлинную революцию (деревянные кресла Ритфельда, сиденья на металлической основе Марселя Брейера и мн. др.). Техническая подготовка студентов подкреплялась изучением станков, технологии обработки металла и других материалов. Вообще изучению материалов придавалось исключительно большое значение, т. к. правдивость использования того или другого материала была одной из основ эстетической программы «Баухауза». «Баухауз» считал, что одного только усвоения мастерства недостаточно для того, чтобы привлечь пластические искусства на службу промышленности. Поэтому, кроме обычных натурных зарисовок, технического рисования, на всех курсах шло беспрерывное экспериментирование, в процессе которого студенты изучали закономерности ритма, гармонии, пропорции (как в музыке изучается контрапункт, гармония, инструментовка). Студенты овладевали всеми тонкостями восприятия, формообразования и цветосочетания. «Баухауз» стал подлинной лабораторией архитектуры и проектирования промышленных изделий. Очень интересна эволюция «Баухауза». Основанный путём объединения Веймарской академии художеств и школы Ван де Вельде, он первое время продолжал некоторые их традиции. Со временем влияние предшественников было утрачено. Важным в этом плане было постепенное упразднение таких «рукотворных», ремесленных специальностей, как скульптура, керамика, живопись на стекле, и большее приближение к требованиям промышленности, жизни. Вместо резной мебели из стен «Баухауза» стали выходить модели для массового изготовления, в частности образцы сидений М. Брейера. Внутреннее оборудование квартиры самого Гропиуса, спроектированного им самим совместно с Брейером, по своей демократической основе было моделью прогрессивного жилища будущего. Оно отличалось удивительной скромностью, удобствами и во многом предвосхитило основные тенденции построения бытового пространства с его простором, обилием воздуха, отсутствием корпусной мебели. Примечательно не только общее решение, но и отдельные детали интерьера — светильники, блоки кухонной мебели и мн. др. На факультете металла проектировались образцы для местной фабрики; созданные в институте образцы обоев и обивочных тканей служили основой для фабричного производства массовой продукции.