История искусства
История дизайна
 
Русский модерн
30. Русский модерн. В России поиски новых путей в искусстве концентрировались в Петербурге и Москве. Тесная взаимосвязь крупнейших в России центров художественной культуры не исключала известных параллелей в эстетических установках формировавшихся объединений художников, составивших круг представителей русского М. Если в Петербурге в большей степени проявились общеевропейские тенденции нового искусства, то в Москве преимущественное развитие получили национальные традиции, перерабатываемые в соответствии с новым эстетическим идеалом. Важнейшим источником русского М. была деятельность художников абрамцевского кружка, который возник в 70-е годы и сыграл в русском искусстве роль, подобную роли группы Морриса в английском искусстве. Влияние абрамцевского кружка в наибольшей степени проявилось в деятельности московских художников. В середине 90-х годов в Москве было создано «Московское товарищество художников», творческая программа которого во многом была близка эстетике М. Некоторые известные русские художники, примыкавшие к этому объединению, такие как К.А. Коровин, С.В. Малютин, М.А. Врубель, внесли заметный вклад и в архитектуру русского М. Наиболее крупным московским архитектором эпохи модерна был Ф.О. Шехтель. Построенные Шехтелем павильоны на Международной выставке в Глазго в 1901 г. стали заметным явлением на фоне развития новейших тенденций европейской архитектуры. В Петербурге с начала 90-х годов оформилась группа художников, позже создавшая объединение «Мир искусства» и издававшая журнал того же названия. Это объединение возникло в тесной связи с европейским сецессионистским движением, прежде всего с мюнхенским Сецессионом, и может рассматриваться как русская составляющая этого движения. Прежде всего, благодаря представителям «Мира искусства» оказался столь значительным русский вклад в европейскую художественную культуру эпохи М. Деятельность одного из организаторов и активнейших участников объединения «Мир искусства» С.П. Дягилева по пропаганде русского искусства за рубежом получила международное признание и высокую оценку современников. Близок «Миру искусства» был известный мастер русской архитектуры эпохи модерна И.А. Фомин, много строивший в Петербурге. Европейскую известность получили постройки петербургских архитекторов Ф.И. Лидваля, Г.В. Барановского, Н.В. Васильева. Архитектура М. в России, как и в большинстве стран, отличалась стилистическим многообразием. Из широкого спектра ее источников, кроме национальных, следует выделить архитектуру Германии, Австро-Венгрии и Финляндии. В меньшей степени в русской архитектуре проявилось влияние французского и бельгийского «ар нуво». Неоромантизм в России базировался на «этнографизме» (преследование фольклорных сюжетов и исторических аксессуаров. В частности, в живописи). В неоромантизме на первый план стал выдвигаться не сюжет, не сам объект изображения, а дух фольклорных образов, стилистика народного искусства. Истоки неоромантического направления в русском изобразительном и декоративно-прикладном искусстве относятся к творчеству представителей абрамцевского кружка, возникшего в начале 70-х годов по инициативе С.И. Мамонтова. Абрамцевский кружок объединял художников-реалистов, но именно в их среде на почве интереса к русской истории и народному искусству началась эволюция в сторону неоромантического варианта М. Уже с начала совместной деятельности в кружке обозначились две линии – национально-романтические и живописно-пленэрные стилистические поиски. С первой был связан В.М. Васнецов, который занимался жанровой живописью ("С квартиры на квартиру", "Книжная лавочка", "Военная телеграмма"), а с 80-х посвятил свое творчество темам русской национальной истории, былин, русских народных сказок. Сухой «этнографизм» не удовлетворяет Васнецова. Он идет дальше, к характерному для М. обобщенному видению прошлого, и одним из первых в русском искусстве добивается передачи исторического настроения , соответствующего эпосу, где человек и природа, сливаясь, живут одной жизнью. ("После побоища Игоря Святославича с половцами", "Витязь на распутье", "Алёнушка", "Иван-Царевич на сером волке", "Богатыри"). По рисункам Васнецова сооружен фасад Третьяковской галереи в Москве. К абрамцевскому кружку были близки такие крупные русские художники эпохи модерна, как М.В. Нестеров, К.А. Коровин, М.А. Врубель (панно «Микула Селянинович» и «Богатырь»), чье творчество в той или иной степени было связано с разработкой фольклорной темы. Путь выявления героического начала эпоса и фольклора был главным, но не единственным в развитии неоромантического искусства. Другой путь, идущий непосредственно от прерафаэлитов, заключался в лирической интерпретации сюжетов национальной истории, легенд, христианской мифологии. В русской живописи эта линия была представлена творчеством М.В. Нестерова («Видение отроку Варфоломею», «Юность преподобного Сергия», «За приворотным зельем»). Этот путь, который чаще всего приобретал религиозно-мистическую окраску, вел неоромантизм в направлении символизма и породил множество промежуточных форм между космополитическо-символистическим и национально-романтическим полюсами. Развитием тенденции, восходящей к прерафаэлитам, было и сближение изобразительного искусства с прикладным искусством, а также архитектурой. В России после абрамцевского кружка это наиболее ярко проявилось в работе художников художественно-ремесленных мастерских, организованных М.К. Тенишевой в имении Талашкино в Смоленской губернии. Создание мастерских имело своей целью пропаганду и возрождение традиционных крестьянских художественных ремесел. В качестве руководителей и создателей образцов для тиражирования Тенишева приглашала известных художников, близких неоромантическому направлению русского М. Среди них был и крупнейший мастер этого направления Н.К. Рерих. Произведения художников талашкинских мастерских представляли собой самое значительное достижение русского М. в области прикладного искусства. Важно отметить, что мастерские были не просто творческой лабораторией, но и производством, поставлявшим продукцию на внутренний и внешний рынок. С.В. Малютин. «Теремок». Талашкино. Начало 1900-х гг. >> Охватившее художественную культуру европейских стран движение за возрождение народных художественных традиций во многом опиралось на идеи У. Морриса и практику английского «Движения искусств и ремесел». Прерафаэлиты (от лат. prae — перед и Рафаэль), группа английских художников и писателей 19 в., избравшая своим идеалом "наивное" искусство средних веков и Раннего Возрождения (до Рафаэля). Члены "Братства прерафаэлитов" (1848-53, Д.Г. Россетти, Х. Хант, Дж. Э. Миллес), критиковавшие с романтических позиций современную культуру, соединяли скрупулезную передачу натуры с вычурной символикой. Поздние прерафаэлиты во главе с У. Моррисом стремились возродить средневековое ручное ремесло. В особую группу (в мире) следует выделить фольклористские направления в архитектуре скандинавских стран, Финляндии, Польши, России, которые опирались на традицию рубленного из дерева крестьянского жилища. Уже применение общей для архитектуры всех этих направлений конструкции бревенчатого сруба создавало определенную стилистическую общность («Северный модерн»). Этому же способствовала характерная для неоромантического направления модерна идеализация примитива и «народной» простоты. В этой связи не лишним будет отметить, что стилистика рубленого дома, как любая оформившаяся стилистика, легко эмансипировалась от тех весьма специфических условий, которыми она была порождена. Свидетельством тому — многочисленные выставочные павильоны северных европейских стран, в том числе и России, выполненные с применением бревенчатого сруба. Встречались и имитации такой конструкции. Ф.О. Шехтель. Павильон леса русского отдела Международной выставки в Глазго. 1901 г. Характерными чертами северного модерна в архитектуре считались использование бревенчатого сруба в загородных постройках, применение грубо околотой каменной облицовки цоколей и стен, упрощенные объемы, тяжеловесные пропорции зданий. «Северный модерн» был одним из самых значительных направлений в русской архитектуре начала XX в. и был связан, в первую очередь, с финским влиянием (особенно в Петербурге). Однако современники оценивали его отнюдь не однозначно. Иностранные истоки «северного модерна» были очевидны для русской архитектурной критики, и в печати встречались шовинистические нападки на «чухонский модерн». Весьма вероятно, что критика «северного модерна» с этих позиций обусловила его эволюцию в сторону русской национальной традиции. Примеры объединения форм «северного модерна» с формами древней русской архитектуры встречаются в это время довольно часто. Ф.О. Шехтель. Типография «Утро России». Москва. 1907—1908 гг. Иррационализм. В России примеры неоклассицизма появляются на рубеже веков под влиянием немецкой архитектуры и ранних построек венского М. Один из них — это здание Академии Генерального штаба, построенное А.И. фон Гогеном в 1900 г. в Петербурге. В архитектуре этого здания применены формы немецкого неоклассицизма, смягченные в духе классицизирующего венского М. В дальнейшем такой «симбиоз» получил распространение, и в русской архитектуре возникла своеобразная стилистическая линия «модернизированного» неоклассицизма. Известным образцом такой стилистики является Купеческий клуб в Москве, построенный в 1907—1908 гг. А. Ивановым-Шицем. В некоторых постройках и проектах рубежа веков, как, например, особняк Стахеева, возведенный в Москве в 1898—1900 гг. по проекту М. Бугровского, можно наблюдать попытки возрождения того варианта позднего классицизма первой половины XIX в., который в России стал популярен благодаря работам в Петербурге мюнхенского архитектора Л. Кленце. Наряду с этой «международной» линией неоклассицизма в России возникло направление архитектуры, по своей идеологии близкое необидермейеру и «стилю королевы Анны». Его возникновение связано с деятельностью художественного объединения «Мир искусства». Одной из сторон деятельности этого объединения, созданного официально в 1898 г., была пропаганда русского искусства от петровского времени до начала XIX в. Это искусство противопоставлялось как академизму, так и реализму. Архитекторов и критиков архитектуры, близких «Миру искусства», более всего привлекал «русский ампир» или, как его еще называли, «александровский классицизм». Для них архитектура русского классицизма была образцом национального стиля, к возрождению которого они стремились. Обращались к этой традиции известные архитекторы Р. Клейн, И. Рерберг и многие другие русские зодчие. Несомненным лидером этого направления в русской архитектуре начала века был И. Фомин, начинавший как сторонник западноевропейского модерна. Построенная им в 1911—1913 гг. на Каменном острове в Петербурге дача Половцева стала, вероятно, лучшим произведением этого направления русского неоклассицизма. Большой резонанс в русской и европейской прессе получили павильоны русских отделов на Международной выставке в Италии в 1911 г. Они были построены В. Щуко как свободная интерпретация стилистики русского классицизма. И.А. Фомин. Дача Половцева. Петербург. 1909—1913 гг. >> В.А. Щуко. Русский павильон на Международной выставке в Турине. 1911 г. > Еще одно направление русского неоклассицизма сформировалось к 1910-м годам. Это направление ориентировалось на западноевропейский неоклассицизм более поздней генерации, вступивший во взаимодействие с неоромантическим направлением М. Этот вариант «международного» неоклассицизма характеризовался монументальностью, использованием гранитной облицовки и «рваной» поверхности каменной кладки. Он был особенно популярен в строительстве зданий банков, символизируя консерватизм, надежность и устойчивость. Наиболее известными из таких построек были петербургские здания Азовско-Донского банка, построенного Ф.И. Лидвалем в 1907—1910 гг., и Русского торгово-промышленного банка, созданного М.М. Перетятковичем в 1910—1915 гг. В России этот вариант неоклассицизма был близок возрождающемуся в европейской архитектуре начала XX в. палладианству. М.М. Перетяткович. Русский торгово-промышленный банк. Петербург. 1910—1913 гг. >> Многие архитекторы русского неоклассицизма начала XX в. продолжили свои поиски в русле разработки классицистической традиции в советское время, после того как советская архитектура от конструктивизма 20-х — начала 30-х годов перешла к помпезному традиционализму. << Ф.О. Шехтель. Банкирский дом Рябушинских. Москва. 1904 г. Франц Осипович Шехтель. Особняк Рябушинского.Москва. 1900 г. Лестница. Иррационализм. Платсицизм. >> Фасад выполнен в светлых тонах, стены отделаны керамической плиткой и майоликой с изображением орхидей, широкие окна в замысловатых переплетах (витражи), рисунок которых перекликается с балконной решеткой и оградой. Помещения организованы по спирали, вокруг завитка мраморной лестницы-волны.