Сальвадор Дали в Америке 1941 - 1944

«Avida Dollars» (жадный на доллары) - так Бретон окрестил Дали, который, лишившись поддержки друзей из «Зодиака», вынужден был полностью принять американский образ жизни. Он в этом столь преуспел, живя то в Нью-Йорке, то в Хэмптон Мэноре (Вирджиния), то в Калифорнии, что старый друг начинает его даже ревновать.


23 февраля 1941 года вашингтонский журнал «Таймс Геральд» посвящает ему длинный репортаж «Один день с Дали, или Корова в библиотеке». В это время он живет в Хэмптон Мэноре у своей приятельницы Кэрис Кросби. Поводом для такого заголовка послужила корова, которую Дали поместил в библиотеке, переделанной под мастерскую. На одной из фотографий Дали изображен в процессе работы над картиной «Лицо войны». На четвертой странице обложки помещен «Заоблачный храм», мистически связанный с портиком Хэмптон Мэнора, а в самой статье воспроизведен «Мягкий автопортрет с жареным салом». Впоследствии Дали скажет, что в нем он изобразил себя «самым благородным из живописцев», и добавит: «Все свое время я ем, обильно питая тем самым нашу эпоху».


Сальвадор Дали
Дали и Гала в день приезда в Нью-Йорк. Август 1940

22 апреля состоится вернисаж выставки Дали у Жюльена Леви. На обложке каталога Дали помещает свой «Мягкий автопортрет с жареным салом». Он заключает его в некое подобие алтаря, напоминающее формой триумфальную арку в окружении четырех фигур в духе Бронзино, и вписывает в золоченый декор в стиле эпохи Возрождения буквы своего имени. Там же в каталоге он объявляет о выходе в свет в сентябре своей новой книги «Тайная жизнь Сальвадора Дали» и приводит несколько отрывков из нее. И на этот раз выставка проходит с успехом, что подчеркнул критик Пейтон Босуэлл, представив Дали как одного из лучших свидетелей своего времени и подтвердив слова художника, приведенные в каталоге: «Закончилась эпоха лирико-драматических импровизированных пятен, безответственного сиюминутного рисунка, трехгрошовой философии, прикрывающей духовное и техническое невежество, бесплатного, бесформенного, уродливого искусства. Юная, по-инквизиторски строгая морфологическая эра, одетая с головы до ног в архитектуру чистых форм, стоит уже, как лучезарная богиня, у дверей Храма Искусств, вновь и вновь преграждая вход недостойным» .


Сальвадор Дали

Тот же каталог с небольшими изменениями будет сопровождать выставку Дали в Художественном клубе Чикаго с 23 мая по 14 июня, и в галерее Долзелл Хэтфилд в Лос-Анджелесе с 10 сентября по 5 октября. С 19 ноября 1941 года по 11 января 1942 нью-йоркский Музей современного искусства одновременно с большой выставкой произведений Хуана Миро проводит ретроспективу Дали, ставшую официальным признанием художника. На выставке представлено около сорока полотен и рисунков, от юношеских работ до новейших творений: это и исследования в области кубизма, и «аппараты», И «двойные образы», и фигуры с ящиками, и телефоны. Затем выставка будет путешествовать по музеям Лос-Анджелеса, Чикаго, Кливленда, Палм-Бич, Сан-Франциско, Цинциннати, Питсбурга и Санта-Барбары.


До этого Дали написал либретто и разработал декорации и костюмы к балету «Лабиринт» по мотивам известного мифа о Тезееи Ариадне. Как и в «Вакханалии», постановку балета он доверяет Леониду Мясину. 8 октября «Русский балет Монте-Карло» исполнил это произведение на музыку Седьмой симфонии Шуберта на сцене Метрополитен-Опера в Нью-Йорке.


Сальвадор Дали
Дали в яйце. Фотография Филиппа Холсмана. 1942

В последующие годы Дали пробует себя буквально во всех областях самовыражения: создает вместе с герцогом де Вердура драгоценности, навеянные «общей ностальгией по Возрождению», обставляет квартиру Елены Рубинштейн, делает рекламу для «Вог» (1941 ), рекламирует духи Скьяпарелли «Шокинг» (1943), рекламирует сам себя, публикуя фоторепортаж с объявлением о скором выходе книги «Тайная жизнь Сальвадора Дали» (1942). Работает он и над иллюстрациями к «Фантастическим воспоминаниям» Мориса Сандоза. С 14 апреляпо 5 мая 1943 года в нью-йоркской галерее Нёдлер проходит его очередная выставка, на которой представлены одиннадцать портретов американских знаменитостей. «Жадный на доллары», он не забывает, однако, и обездоленных. 2 сентября 1941 года в Калифорнии он устраивает грандиозный ужин в пользу художников-эмигрантов, а в 1942 году выпускает календарь, средства от продажи которого идут в Фонд освобождения Франции.


В 1942 году Сальвадор Дали работает над эскизами к балету «Ромео и Джульетта» и пишет несколько картин на эту же тему. В 1944 году готовит еще "три балета: «Сентиментальная беседа» по стихотворению Верленана музыку Пола Боулса в постановке Андрея Эглевского, «Кафе Чиниты» на испанскую народную музыку в постановке детройтского Театра балета и «Безумный Тристан» на музыку Вагнера в хореографии Леонида Мясина, исполненный, как и «Сентиментальная беседа», труппой «Балле интернейшенал». Кроме того, он возвращается к теме «Тристана и Изольды» в работе над занавесом к балету «Вакханалия», поставленному в Нью-Йорке в 1944 году.


В течение этого периода Дали не перестает писать. Он набрасывает сценарий для Жана Габена под названием «Прилив». Берется он за перо и для работы над каталогами своих выставок, - например, выставки в галерее Нёдлер (1943). В каталоге он пишет: «Сюрреализм, по крайней мере, представит полученные опытным путем доказательства того, каких огромных размеров достигли всеобщая выхолощенность и стремление к автоматизму, а также того, что они в конце концов сложатся в систему, абсолютную систему». И далее: «Характерные для нашего времени праздность и полная утрата техники нашли свое наивысшее выражение в том психологическом значении, которое приобрело сегодня применение коллажей». Он пишет также роман «Скрытые лица», вышедший в нью-йоркском издательстве «Дайал Пресс» в 1944 году. В этом романе «действие которого, в традиции Бальзака, начинается за год до этой войны, а кончается через год после ее окончания», говорится о Доме мод, специализирующемся на пошиве одежды для автомобилей. Ответом на этот роман стал рисунок Эдвина Кокса, помещенный в газете «Геральд» (Майами), где Дали изображен одевающим машину в вечернее платье.


Еще одно его сочинение, тесно связанное с войной, было опубликовано в номере «Эсквайра» за август 1942 года: «Тотальный камуфляж для тотальной войны». В нем Дали открывает свое новое видение реальности: «Наша слишком механизированная эпоха недооценивает ферменты иррациональной фантазии, на первый взгляд совершенно никчемные, но в конечном итоге лежащие в основе всех открытий <...> Леонардо ... был предтечей изобретения всех современных военных машин. "Война производства" - этот лозунг несомненно реален, и будущее - за ним; но было бы ошибкой считать, что магия в нашем мире не играет больше роли».


«Тайная жизнь Сальвадора Дали» выходит в 1942 году совместным изданием нью-йоркского «Дайал Пресс» и английского «Вижн». Дали говорит, что им написано «шестьсот страниц автобиографии, из расчета тридцать пять страниц в день, из них четыреста могли бы быть опубликованы под названием "Тайная жизнь Сальвадора Дали"».


В 1943 году Дали знакомится с супругами Э. и А. Рейнолдс Морз, молодыми страстными любителями искусства, ставшими впоследствии обладателями одной из крупнейших коллекций его произведений.