Годы войны 1938 - 1940

За исключением сопротивляющейся еще Каталонии, вся Испания, как, впрочем, и Италия, и Германия, находится во власти тоталитарного режима. В 1937 году Дали уже написал картину «Загадка Гитлера», композиция которой строится вокруг плачущего телефона. В отличие от своих соратников по сюрреализму, Дали не занимается политикой.


Он просто высказывает в произведениях свои предчувствия. Это становится причиной его столкновения с Андре Бретоном, который требует даже его исключения из группы. Но несмотря на это, Дали продолжает выставляться с сюрреалистами и получает на Международной выставке сюрреализма, проходившей в Галерее искусств в Париже, в январе 1938 года, звание «советника по особым вопросам». На этой выставке он показывает свое «Дождливое такси» - настоящий автомобиль, представленный в особой декорации с манекенами. Сюрреалистов в это время обуревает лихорадочная выставочная деятельность; они выставляются в Гуидхолле в Глостере, в галерее Роберт в Амстердаме, у Алекса Рейда и Лефевра в Лондоне, в Институте Карнеги в Питсбурге, в Вордсворт Атенеуме в Хартфорде. Дали участвует во всех этих выставках и даже трудится вместе с Бретоном и Элюаром над «Словарем сюрреализма», издаваемым Галереей искусств. После поездок Дали возвращается во Францию, точнее в Монте-Карло: по приглашению Коко Шанель он едет на ее виллу «Ла Поза» в Рокбрюн, где работает над «Загадкой без конца» - картиной очень характерной для этого периода его творчества. Образы в ней раздваиваются, утраиваются, множатся до бесконечности, являя собой замечательный символ готовящегося в Европе апокалипсиса.


Сальвадор Дали
Гала в шляпе-туфле, созданной Элизой Скъяпарелли по эскизу Дали в 1937

В январе 1939 года, Дали опять возвращается в Париж, где готовится к новому путешествию в Соединенные Штаты, упаковывая в ящики свои полотна «Большой одноглазый кретин», «Священный сифон», «Императорские фиалки» (эти картины поименованы в пригласительном билете на выставку в галерее Леви), «Загадка Гитлера», «Загадка без конца». Едва прибыв в Нью-Йорк, он получает заказ на оформление витрин к весеннему сезону в шикарном магазине Бонвитт-Теллер на Пятой авеню. Дали выбирает тему «День и ночь», но предложенная им композиция приходится не по вкусу дирекции магазина, и они позволяют себе заменить один из манекенов. Сальвадор Дали впадает в ярость, устраивает скандал и даже разбивает одну из витрин, за что его задерживает полиция, и он несколько часов проводит в участке. Благодаря известности художника его скоро отпускают.


Сальвадор Дали
Дали у Коко Шанель в Рокбрюне. 1938

На этом происшествии он получает отличную рекламу, вся пресса устремляется на выставку в галерею Жюльена Леви (с 21 марта па 18 апреля). В каталоге выставки Дали определяет цель параноической живописи: «Конец так называемой современной живописи, сделанной из праздности, простоты и веселого декоративизма». Двадцать одно полотно нашло своего покупателя. Нью-йоркская всемирная выставка заказывает художнику оформление стенда; Дали саздает «Сон Венеры» - проект композиции с манекенами, мокрыми часами, женщинами-фортепьяно и огромным бассейнам, наполненным водой, в который он хочет поместить существа с рыбьей головой и женским телам. Однако этот классический образ русалки наоборот был отвергнут, и Дали публикует листовку «Декларация независимости воображения и прав человека на собственное безумие». Он обличает «кретинизацию» и «мракобесие» своего времени и призывает всех художников и поэтов Америки объединиться в борьбе за полную независимость - «право чисто поэтическое и фантазийное, стоящее вне каких бы та ни было моральных и политических соображений»,- против «ужасающей механической цивилизации». От неосуществленного проекта остались лишь фотографии, выполненные Джорджем Лайном (некоторые из них Дали использовал впоследствии в своих полотнах), на которых художник пристраивает омара к голове или к животу обнаженной натурщицы.


Сальвадор Дали
Дали, работающий с моделью на стенде Всемирной выставки Нью-Йорке в 1939. Фотография Джорджа Плэтт Лайна

Первого июня 1939 года выходит американский журнал «Бог» с обложкой Дали. В там же номере есть разворот с его акварелью, изображающей модные купальники. 19 ноября состоится премьера «Вакханалии», первого параноического балета, созданного по мотивам вагнеровского «Тангейзера». Публике предлагается психоаналитическая интерпретация сна Людовика Баварского. Дали пишет сценарий, рисует декорации и костюмы, последний штрих в которые привносит сама Коко Шанель. Постановка осуществлена в Метрополитен-Опера в Нью-Йорке труппой «Русского балета Монте-Карло» в хореографии Леонида Мясина и с Младой Младовой в главной партии.


В большинстве написанных в этот период полотен звучат отголоски политических событий в Европе. Символика Дали драматизируется: телефон - устаревшее орудие надежды на мир - становится похожим на обрезанные ветви оливкового дерева с несколькими зелеными листочками; центральное место в некоторых картинах занимают крупные лица одноглазых кретинов; окостеневшие автомобили превращаются в окровавленные скелеты.


Осенью супруги Дали возвращаются во Францию. Война застает их в Пиренеях. После недолгого пребывания в Париже они отправляются на юго-запад Франции, в Аркашон, где живут до тех пор, пока немцы не занимают Бордо. Тогда Дали уезжает в Испанию, а Гала в это время готовит отъезд в Соединенные Штаты через Португалию. Там они садятся на американский пароход «3кскэмбион» и 16 августа 1940 гада прибывают в Нью-Йорк, где им суждено прожить восемь лет.