Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Раз уж вам так повезло
Кроме того, хочу сказать вам, что каждый художник, приступающий к работе, должен надеть бусы из крупного янтаря, который следует долго растирать пальцами, чтобы янтарь притянул плавающую в воздухе пыль. И я заметил — длинные усы, вроде моих, также притягивают маленькие частицы, мешая им не только опускаться на холст, но и проникать в рот и нос — считайте это моим следующим секретом. Усы нужно часто мыть, как это инстинктивно делают те животные, у которых они есть. Я подозреваю, что у мужчин усы выполняют роль антенн. Это чрезвычайно загадочно, но я уверен, что именно благодаря усам всегда нахожусь настороже и быстрее замечаю все происходящее вокруг, особенно любое движение. Не из-за того ли, что усы мои так длинны и концы загнуты кверху, от моих глаз не ускользает ни малейшее изменение освещения? Так, однажды, стоя спиной к солнцу, я почувствовал, что оно садится, увидев, как две маленькие красные вишенки заблестели на концах моих усов.

Раз уж вам так повезло, что вы читаете книгу, где раскрываются секреты, о которых никто никогда раньше не слышал, не удивляйтесь, если я скажу вам теперь, что два самых прекрасных и полезных для художника цвета — это белый и черный. И благородство любого колорита зависит от того, насколько умело были употреблены эти цвета в качестве основы для картины. Как-то, знакомясь с одним из самых известных и самых полных собраний современной живописи, я, оглядывая огромный выставочный зал, был потрясен ужасным впечатлением, который производил общий колорит всех представленных работ. Причина этого кроется главным образом в чудовищной концепции цвета, идущей от импрессионизма, из-за которой черный почти исчез с палитры художника. Отсюда тот фиолетово-синеватый, багровый, словно лишайчатый, вид у всех этих картин, особенно тех, на которых изображено человеческое тело, тут же вызывающее в памяти малоприятные кожные заболевания. Безусловно, работы эти выполнены без учета физических и химических свойств различных цветов, из-за чего истинные намерения их авторов искажаются и превращаются в карикатуру на самих себя.

А сейчас послушайте достоверную историю одного моего открытия. Мне было тогда двадцать два года, и в течение июня, июля и августа я писал свою первую корзинку с хлебом, используя смесь гвоздичного и орехового масел без всяких добавок. Я всегда держал эту смесь в белом фарфоровом стаканчике, и обычно ее бывало так мало, что за день она становилась более густой и клейкой. И каждый день солнце через открытое окно нагревало стаканчик. Однажды утром я увидел, что в нем захлебнулась оса; цвет блестевшего на солнце масла и черно-желтых полосок осы заворожил меня настолько, что я не стал вытаскивать насекомое. С этого момента я начал замечать одно свойство масляной смеси, которого не замечал раньше: краски стали тягучими, как мед, и писать ими стало сплошным удовольствием. Я тут же суеверно решил, что случилось это благодаря осе, и не стал вытаскивать ее из масляной ванны — она оставалась в стаканчике, пока картина не была закончена и подписана.