Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Художник Жозе Мариа Серт уверял меня, будто ему удалось сосчитать, сколько мазков понадобилось Рафаэлю, чтобы написать "Пожар Борго", и подсчет позволил ему заключить: гигантское полотно было выполнено ровно за шесть дней. Не берусь утверждать, однако вполне могу это допустить, поскольку подсчеты самого разного толка, основанные на технике живописи, убедили меня, что работа над по-настоящему значительным полотном может и должна быть завершена за шесть дней. После этого картину можно отделывать до бесконечности, но по истечении указанного срока полотно в общих чертах завершено, и оно вышло таким, каким ему предназначено быть. Один лишний день работы не только совершенно не нужен — он является тревожным признаком, что шедевр не состоялся.

Я стал бы вас презирать, если бы вы упрекнули меня в отсутствии вкуса, когда я поставил слово "любовь" рядом со словом "календарь". Да будет вам известно: на календаре записаны все муки художника. Как Господь создал мир за шесть дней, так и художник должен "создать" — я не сказал "закончить" — картину за шесть дней, ни днем больше, ни днем меньше, и только тогда его произведение может стать шедевром. Картина должна быть написана за шесть дней — в этом и состоит еще один магический секрет, который вам следует знать.

Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы, среди архитектурных сооружений или в фантастической обстановке, порожденной вашей фантазией, — нет в живописи сюжета сложнее. Любой художник, с каким бы вниманием ни относился он ко всяким мелочам и деталям, если он встал у мольберта в восемь часов утра, к часу дня с легкостью закончит писать небосвод. Даю вам час на обед и три четверти часа на то, чтобы прийти в себя после "сна с ключом в руке"; разрешаю вам и полчаса любви короче говоря, я хочу, чтобы вы снова были у своего мольберта с палитрой в руке в три часа пополудни. И уверяю вас, что, если пяти с половиной часов, которые я отвожу, чтобы написать пейзаж, окажется недостаточно и к половине девятого вечера, когда придет время садиться ужинать, вы еще не закончите эту работу, значит, вы вовсе не тот гений, каковым себя мните, и картине вашей не суждено стать шедевром, на что вы так надеетесь.

Но если вы заверите меня, что фон в целом написан, и спросите, с чего начинать работу завтра в восемь часов утра, то я попрошу вас отметить на календаре следующее: с восьми до десяти вы пишете живот одной человеческой фигуры, с десяти до полудня — живот другой, и у вас останется целый час для заднего плана картины, если он должен быть, а если нет, то вы займетесь волосами обеих фигур. Время с трех часов дня и до шести вечера лучше всего посвятить лицам; начинайте всегда с мужского, если у вас на полотне должны быть мужчина и женщина, если нет — начните с того, которое кажется вам труднее. Писать начинайте с освещенных участков подбородка, затем переходите к скулам и лбу; потом следуют нос, рот, уши и в последнюю очередь — глаза. Больше всего времени уйдет у вас на нос и лоб. От шести вечера до половины девятого можете заняться архитектурными деталями или фантастическими элементами.

Вот мы и добрались до следующего утра: от восьми до десяти вы пишете один торс, от десяти до двенадцати - второй; на руки и ноги обеих фигур я отвожу оставшееся до обеда время в этот час они получатся у вас лучше, чем, скажем, архитектурные сооружения, которые из-за усталости могут выйти вымученными и кривобокими.

Зато все третье утро можно заниматься совершенствованием тех деталей человеческих фигур, которыми вам приятно заниматься. Как видите, на третий день все полотно уже покрыто красками, осталось только женское лицо. Не волнуйтесь и работайте спокойно — я даю вам последние три дня на то, чтобы вы могли его прописать.