Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Вот мы и подошли к самому главному!
Итак, рядом с художником нет места хлорофилловой экзальтации природы, ибо она — подлинная погибель для глаза. Долой тиранию зеленого, нарушающую покой глаза, который каждую секунду станет требовать: "Мне нужен оранжевый цвет! Оранжевого!" — пока тем или иным способом — возможно, даже против вашей воли — не получит свое. Поэтому решительно избегайте соседства ущербных отпрысков кричащей зелени: ведь если они один раз проникнут на вашу сетчатку, вы не сможете заставить их замолчать, и они не оставят вас в покое ни на секунду, пока вы заняты работой, для которой надобно королевское спокойствие. Достичь его вы можете, только вдоволь насытив свой глаз оливковым узором, вытканным золотистым шелком, которым пронизан воздух. В этом и состоит мой следующий секрет: вы должны давать сетчатке немного ее ежедневного хлеба насущного — да будет он благословен! Благодаря всему этому вы начнете понимать, что живопись как феномен неразрывно связана с географией, геологией, флорой и так далее, — со всем тем, что составит предмет другой книги, которую я назову "Геоморфология Живописи".

Здесь находят трюфели — чуть подальше их нет; именно тут делают тончайшее изысканнейшее вино или находят прекрасных морских ежей, тогда как вино из винограда, растущего на расстоянии двух километров в сторону, совершенно безвкусно, а морские ежи, которых ловят чуть дальше, попросту несъедобны. На склоне холма, обращенном к Средиземному морю, все привлекает глаз художника, а на северном склоне нет и половины этих растений. Закон этот столь непреложен, что — увы! — исключений, подтверждающих правило, не бывает. Прекрасно известно, что Англия, давшая миру великих писателей, не родила ни одного выдающегося художника, поскольку так уж устроено, что нельзя иметь все; я говорю о художниках первого ряда, таких, как Веласкес, Рафаэль или Вермеер Дельфтский.

Однако есть другие тайны, проникнуть в которые гораздо сложнее, и эти-то тайны и делают труд художника бесценным: не все картины одинаково удаются художники знают это по собственному горькому опыту, но указать причину не могут. Когда-то — неожиданно для вас самого — у вас таинственным образом получается шедевр, а в другой раз точно в таких же обстоятельствах картина, на которую вы затратили несравненно больше усилий и знаний, как только вы снова принимаетесь за нее, становится все безнадежнее — вы стыдитесь ее все больше, и у вас едва достает сил закончить эту работу!

Благодаря таким контрастам и родились расплывчатые понятия "вдохновение", "удача". Возможно, вам даже придет в голову, что вы стали жертвой сглаза, что злейшему врагу из числа других художников удалось наслать на вас порчу!

Почему та картина столь хороша, а эта, выполненная той же, только ставшей более опытной рукой, неудачна? Почему сделанное мною вчера при помощи тех же самых средств, той же самой кистью и на ту же тему получилось божественным, а сегодня — безобразным? Это не столь загадочно, как может показаться, — моя книга поможет вам узнать некоторые правила магии мастерства. В счастливых случаях вы почти точно следовали им или даже превзошли их, в других же, напротив, не зная о том, упрямо попирали и нарушали.

Поэтому-то я и прошу вас обратить внимание на самые, казалось бы, далекие от живописи стороны вашей жизни, самые потаенные и интимные, те, что связаны с вашей сексуальной жизнью. Вот мы и подошли к самому главному! Именно эти едва заметные проявления вашего либидо и есть те великие лицемеры, что отвечают за успех или провал вашей работы. Вы скажете, что давно подозревали об этом. Как вы были правы! Поэтому давайте скорее перейдем к следующей главе — ведь тема вполне заслуживает внимания, и я уверяю вас, что если до сих пор вам было интересно, то впереди ждут еще более поразительные открытия.