Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Лилия и роза
Виноград прекрасно растет рядом с вязами и тополями, обвивая их лозами так крепко, что нельзя оторвать, тогда как с другими растениями тот же виноград ведет себя иначе. Пальмы очень влюбчивы; они склоняются друг к другу, соприкасаясь кронами, нежно лаская друг друга ветвями. И если корни их переплетены узлом, то и ветви потянутся друг к другу; о неистовой страстности этих растений говорят и древние, утверждавшие, что любовное томление пальм велико и устойчиво и не проходит, пока пальма-женщина не найдет утешения у возлюбленного, пальмы-мужчины. Если же пальму не вылечить от любовного пыла, она умирает, о чем прекрасно известно опытным земледельцам, и они знают средство против такого безумия, средство, от которого неистовая любовь тает, после чего дерево начинает давать плоды. И, зная, какое лекарство надобно, земледелец должен распознать, с каким именно деревом так страстно желает соединиться пальма; он тщательно осматривает все стоящие неподалеку от сохнущей пальмы деревья и подносит ветвь каждого из них к той пальме, которой хочет помочь. Как только земледелец почувствует, что пальма нежно щекочет его руку листьями, словно целует, и покачивает изящной кроной, он понимает, что желание дерева исполнилось. Тогда опытный земледелец срывает цветы с избранника пальмы и водружает их, как корону, на чахнувшую от страсти пальму, которая, вдохновившись этим свидетельством любви, становится плодоносной. Но плоды ее не будут вызревать, если на дерево не посыпать пыльцой, взятой с мужского дерева. Такую же любовь испытывают друг к другу оливковое дерево и мирта, и если растут они рядом, то ветви их переплетаются, а корни обвивают друг друга. Поэтому рядом с оливковыми плантациями не сажают никаких других деревьев, кроме мирты — ко всем остальным оливки относятся враждебно, особенно к фиговому дереву. Мирта также любит соседство гранатового дерева, поскольку замечено, что, посаженные один подле другого, они дают больше плодов. А если к мирте сделать привой гранатового дерева, то даст она гораздо больше плодов. Немало можно назвать деревьев, которые плодоносят, только если поблизости есть мужское дерево. Если привить дикую оливу на окультуренное дерево, оно начинает давать плоды.

Лилия и роза тайно симпатизируют друг другу, причем до такой степени, что, если произрастают они рядом, цветы их пахнут гораздо сильнее. Там, где есть сирень, будут счастливы все растения; точно так же любые овощи будут расти лучше, если рядом посеять сурепку. Огурцы так любят воду, что выказывают отчетливое отвращение к маслу. Рута будет по-настоящему красива, только если посадить ее в тени фигового дерева или если к кусту руты привить черенок фигового дерева. Кошки обожают вербену, потому что она укрепляет их зрение. Думаю, что на этом я могу закончить, поскольку мы, любезный читатель, развлеклись больше, чем следует", — заканчивает Джамбаттиста делла Порта.

Теперь, когда у вас есть некоторое представление о таинственной симпатии и антипатии в мире растений и животных, в мире природной магии, следует начать применять эти знания в повседневной жизни, положив их в основу ежедневных впечатлений, получаемых вашим глазом, поскольку глаз художника одновременно поле битвы и царство безмятежной идиллии: некоторые зрительные впечатления причиняют боль, тогда как другие ласкают глаз; некоторые его питают, другие доводят до изнеможения и так далее. Отсюда следует, что если вы желаете счастья вашему глазу, глазу, которому приходится столько трудиться, чтобы отобрать впечатления и связать их в единое целое, являющееся "вашей" целостностью, то относиться к нему следует особенно внимательно. Если певец так бережет свое горло, разве можете вы не беречь свой глаз? Однако разница состоит в том, что если голосовые связки — это слепые органы, глухие и лишенные памяти, то глаз — это воплощение постоянства сетчатки!

Очевидно, что нет более грубой ошибки, нежели полагать, будто стул, после того как на него перестают смотреть, исчезает из вашего глаза. Нет и еще раз нет! Да будет вам известно, что до конца ваших дней он останется запечатленным на сетчатке как место, где можно сесть! Поэтому, не боясь ошибиться, вы можете сделать своими следующие максимы Дали: то, что видит глаз, постоянно образуется из образов, уже виденных ранее, а сетчатка и История похожи как две капли исторической сетчатки.