Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Уверенное заявление Дали
Несмотря на уверенное заявление Дали, что гомосексуальные отношения с Лоркой не получили окончательного завершения, поскольку он боялся "болезненных ощущений", картина "Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем" свидетельствует о другом. Если мы станем исходить из того, что биография художника — это его творчество, то перед нами неминуемо встанет вопрос: где же правда в картине, написанной в 1934 году, или в заявлениях, которые художник сделал в 1966 году Алену Боскэ? Конечно, вопрос этот чисто риторический, поскольку картина, написанная еще при жизни поэта, говорит сама за себя.

Надо указать на один из второстепенных элементов картины, расположенный на заднем плане, он обычно остается без внимания. Речь идет о знакомой крошечной фигурке кормилицы, которая сидит на каменном парапете спиной к нам и к разыгрывающейся драме: Эта фигурка — отчетливый намек на детские годы художника, на его "придуманные воспоминания", на метания между Бучакесом и Галюшкой, между гомо- и гетеросексуальностью. Она также замещает на этой картине русскую даму, за спиной которой Дали прятался от Галюшки в своем ночном кошмаре.

Множество деталей, указывающих на непосредственную связь картины с личным миром художника, говорят о том, что акт сексуальной агрессии — реальный или вымышленный — был центральным фактом его жизни. Но значение полотна вряд ли может быть вполне понято вне его "двойника", картины "Череп с лирическим отростком...". На заднем плане — гора, форма которой напоминает женскую грудь, а на вершине вместо соска — пародия на замок Торроэльи или Монгри. Череп, изображенный на этой картине, с непомерно удлиненной челюстью, переходящей в клавиши висящего в воздухе уродливого рояля, иронически названного "лирическим отростком", имеет еще более отталкивающий вид, чем на картине "Атмосферный череп...".

Смысл этого полотна не столь очевиден, как его "двойника", хотя между ними можно провести много параллелей. На картине "Череп с лирическим отростком..." рояль не только продолжение черепа, но весь этот образ в целом является скрытой метафорой содомского греха, а гора на заднем плане может быть соотнесена с фигуркой кормилицы на другом полотне. Если мы будем иметь в виду смысл обеих картин, то отношения Дали с Лоркой выглядят совсем иначе, нежели уверял художник в интервью Алену Боскэ. Учитывая его страстную любовь к Бучакесу, которая неоспоримо свидетельствует о гомосексуальных наклонностях будущего художника в детстве, очевидно, что Сальвадор, принимая обличье "отростка" Федерико, в какой-то степени отождествляет себя с ним.

Оценка Бунюэлем и самим художником отношения Дали к Лорке в период Ресиденсиа де эстудьянтес косвенно подтверждает его противоречивые чувства к поэту. С одной стороны, Дали проявлял полное равнодушие к Федерико, с другой — сильнейшим образом ревновал того к его восхищенным поклонникам. Отношения эти и отразились в двух картинах 1934 года, где рояль подвергается насилию со стороны черепа, в данном случае символизирующего Лорку, но всегда ассоциировавшегося у Дали с умершим братом. Бредящий тореро, тот, кто уже давно мертв просто потому, что обречен умереть, символизирует не только Федерико Гарсиа Лорку, но и первоначальный набросок художника, другого Сальвадора Дали, что явился в мир раньше маэстро, зачатого и родившегося как замещение первого. Нет никаких сомнений, что именно об этом думал Дали в 1970 году, работая над картиной "Галлюцинация тореро". Точно так же он смешал образы своего второго "я" и Лорки в двух чудовищных черепах, написанных тридцатью шестью годами ранее. Соединившись в искаженном черепе Федерико, они становятся неотделимы и неразличимы и терзают художника, который старается избавиться от мучителя, приняв облик рояля.