Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Галлюцинация тореро
Семье Пичот принадлежало два дома на самом берегу моря, на маленьком пляже в кадакесской бухте. Один из этих домов они продали родителям Дали еще в начале века, поставив условием, что в течение нескольких сезонов смогут пользоваться им как арендаторы. Нотариус, заядлый рыбак, был по-настоящему очарован этим пустынным местом. Вскоре после того, как он стал полновластным владельцем дома, дон Сальвадор перекрасил его внутри и снаружи, а позже устроил на террасе мастерскую для сына. Отсюда открывался прекрасный вид на весь залив, небольшие уютные бухточки с их пляжами, на уходящие к северу скалы и оливковые рощи на востоке, что произвели огромное впечатление на Лорку в один из его приездов. Году в 1918-м, еще подростком, Дали написал "Оливковую рощу в Льянере", довольно претенциозную работу в псевдоимпрессионистском духе. Сегодня на этом месте построена гостиница, но часть рощи еще сохранилась.

Если верить самому Дали, то увлечение импрессионизмом появилось у него благодаря картинам Рамона Пичота. Красивейшие места вокруг родительского дома так и просились на холст — тут Дали написал свои ранние работы: "Мыс Балуард с привязанной рыбацкой лодкой" (1918—1919), "Порт Кадакеса ночью" (1918— 1919), "Вид на пляж Порт-Алгер от дома семьи Пичот" (1920), "Вид на Кадакес от пляжа Поал" (1920), два вида Порт-Алгера, сделанные в солнечные дни (1919 и 1920).

Если все таланты, отпущенные семье Дали, были сконцентрированы в Сальвадоре, то в семье Пичот под одной крышей собралось много одаренных людей. Самым заметным среди них был, безусловно, Рамон, художник, друг Пикассо. Затем шли: Пепито — прекрасный фотограф; Мария — известная оперная певица, прославившаяся исполнением партии Кармен в опере Бизе; Луис — талантливый виолончелист и Рикардо — тоже виолончелист, один из любимых учеников Пабло Касальса. Только Антонио и Мерседес ничем выдающимся не отличались, но последняя вышла замуж за известного драматурга Эдуардо Маркину. В Кадакесе тогда говорили, да и по сю пору говорят: "Красивые и талантливые, как семья Пичот".

Благодаря этой семье, разорившейся после покупки коров в Голландии и оливковых деревьев в Богемии, Дали узнал, какова может быть истинная цена экстравагантности. По вечерам Луис и Рикардо играли Моцарта, сидя в лодке, привязанной у находившегося у самой воды дома, или, вынеся пианино в сад, импровизировали в четыре руки под изумленными взглядами юного Дали. В шестнадцать лет Сальвадор написал портрет Рикардо Пичота с виолончелью в стенах этого дома, таинственное очарование в котором существовало вперемешку со смешным, как переплавляются позднее эти два начала в искусстве самого художника. В 1983 году, когда Дали уже жил в полузаперти в замке Пубол и ждал смерти — она наступит через шесть лет, — он написал картину "Два ночных столика и кровать, яростно атакующие виолончель", словно неожиданно все в нем взбунтовалось против воспоминаний детства и отрочества, когда дом, принадлежавший семье Пичот, был для него одним из символов материнского лона. Надо признать, что с учетом обстоятельств, в которых находился художник на закате своей жизни, авторство его относительно этой картины весьма сомнительно.