Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
"Привет! Я здесь"

Весной 1927 года Лорка снова приезжает в Барселону, откуда посылает Сальвадору Дали свою фотографию со следующей надписью: "Привет! Я здесь". Он сфотографировался на барселонской площади Уркинаона, название которой завораживает поэта своим звучанием. На овальной фотографии Лорка стоит, скрестив руки. Точно в такой же позе Дали запечатлел его на рисунке, опубликованном в пятнадцатом номере журнала "Л'амик де лес артес" в 1927 году. Под рисунком подпись: "Федерико на пляже в Ампуриес. Сальвадор Дали, 1927". Рядом с поэтом изображены несколько предметов, "аппаратов", как называл их Дали в эту свою предшествующую увлечению сюрреализмом пору, — треугольнички, напоминающие оживших чудищ; ампутированная рука, которая сжимает нечто похожее одновременно на букет цветов и сломанное копье.

Исследовательнице творчества Лорки, Антонине Родриго, поза поэта на фотографии и на рисунке, опубликованном в "Л'амик", кажется пародией на канонизированное изображение святого Себастьяна. В июле того же года в первом номере выпускаемого Лоркой в Гранаде журнала "Гальо" Дали публикует поэму в прозе "Святой Себастьян", посвящая ее поэту. Это не столько художественное произведение, написанное под явным влиянием Лотреамона, сколько декларация эстетических принципов.

 

Когда Дали закончил "Приглашение ко сну. Натюрморт", Ана Мария сфотографировала картину. После убийства поэта она относилась к ней как к трагическому предвестию его ужасной смерти. Основания для этого в самом деле есть. Впрочем, все остальные вышеперечисленные работы Дали, в той или иной степени связанные с образом Лорки, говорят, что сердце подсказывало художнику судьбу друга. Сорок четыре года спустя на одном из своих самых загадочных полотен, "Галлюцинация тореро" (1969—1970), Дали персонифицирует это предчувствие. Согласно художнику тореро даже живой — уже мертв, потому что обречен умереть. Его ждет судьба Альмагро, героя стихотворения Лорки "Романс обреченного", которому смерть назначила свидание в определенном месте и в точный час и который скачет на своем коне, снедаемый бессонницей и черной тоской, о которой поэт сказал в другом стихотворении, "Романс о черной тоске":

Тоска цыганского сердца,

 

навеки ты одинока!

Тоска иного рассвета

и потайного истока...