Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Лето в Кадакесе
В Мадрид Лорка возвращается, по его собственному признанию, "неистовым каталонистом", чувствуя себя чуть ли не сторонником движения за отделение Каталонии от Испании. Барселона, где они проводят несколько дней на обратном пути, Лорку потрясает. В одном из писем 1926 года Лорка говорит, что Дали пригласил его провести лето в Кадакесе. На этот раз поэт приезжает сам и, достаточно неожиданно, позвонив из Барселоны или даже из Фигераса; его встречают как наследного принца или как блудного сына. Лорка необыкновенно воодушевлен, счастье брызжет из него, и он готов кричать об этом на весь мир. Ампурданский пейзаж кажется ему безупречным в своем совершенстве, после Гранады нет мест красивее, чем эти земли, раскинувшиеся между горой Пени и Средиземным морем. Одному из друзей Лорка пишет, что именно здесь впервые в жизни услышал настоящую пастушью флейту, и уж конечно, поэт не скупится на похвалы своему любимому Сальвадору Дали, который теперь в его восприятии неотделим от окружающей природы.

Со слов самого Лорки мы знаем, что тем летом Дали собирался написать его портрет, но намерение это, по всей видимости, так и не осуществилось, если, конечно, сбросить со счета возможность, что портрет все-таки был написан, но утерян. Однако существует достаточно много работ Дали, так или иначе связанных с Лоркой; тема эта детально изучена Рафаэлем Сантос Торроэлья. В первую очередь речь идет о картине, написанной Дали еще до приезда его друга в Кадакес, а именно весной 1925 года. Другую работу — "Приглашение ко сну. Натюрморт", несомненно связанную с образом поэта, Дали выставлял в галерее Далмау в конце 1925 года. На фоне сюрреалистического пейзажа — голова спящего Лорки; веки плотно смежены; вдаль к горизонту уходит сужающийся проход, где виден крошечный аэроплан. Рядом с головой поэта — странная фигура, очертания которой напоминают животное. В письме к Лорке художник замечал, что черно-белая фотография картины, которую он посылал другу, дает о ней самое приблизительное представление и что главное в этой работе — ее строгая геометрическая композиция, где главную роль играют линии, прочерчивающие полотно по диагонали.

Сантос Торроэлья полагает, что во многих работах Дали раннего периода запечатлен — в иносказательном виде — образ поэта: "Композиция с тремя фигурами" (1926), "Натюрморт при свете луны" (1926), где снова, как и на картине "Приглашение ко сну...", изображена голова, профиль которой отчетливо напоминает Лорку. Позже Дали будет утверждать, что две рыбы на этом натюрморте предвосхищают его "мягкие часы", но тогда, в 1926 году, образ этот еще не зародился в сознании художника, поэтому более справедливо утверждение, что извивающиеся рыбы скорее похожи на змей, являющихся фаллическим символом, и, следовательно, означают гомосексуальную любовь. Все это подтверждает и датированный тем же годом "Натюрморт при свете розовой луны", где изображенная в профиль голова Лорки накладывается, словно расплющивая ее, на голову Дали.

В этот же ряд можно поставить "Стол у моря" (1926) — под таким названием картина была показана на второй авторской выставке Дали в галерее Далмау, хотя впоследствии художник утверждал, что ее настоящее название "В честь Эрика Сати". На ней голова Лорки полностью закрывает, благодаря своим размерам, очертания другой головы. Профиль поэта угадывается и в "Голове амёбы" (1927), работе, которую иногда называют "Голова женщины"; ее Дали представил на свою выставку под названием "Арлекин". Все эти картины Сантос Торроэлья называет "Сон и тень Федерико", относя к ним также несколько рисунков, выполненных под отчетливым влиянием Миро и Пикассо: "Кубистский рисунок", "Голова, которой надоедают мухи", "Человек, легко сглатывающий слюну". На этих рисунках повторяется тема наложения одной головы на другую; кроме того, в "Кубистском рисунке" отчетливо прослеживается фаллическая символика.