Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Дали-Мальдорор
Но и царю и царице необходимы придворные. Судя по всему, компания, повсюду следовавшая за Лоркой, стала и компанией Дали. Вполне возможно, впрочем, что через призму лет, за которые слава обоих друзей стала общепризнанной, все видится иначе, независимо от того, кому принадлежат воспоминания — самим героям событий или сторонним наблюдателям. Когда судьба свела их в Мадриде в 1921 году, Лорка был автором одной книги в прозе, "Впечатления и пейзажи", и одного поэтического сборника — "Книга стихов", которую он посвятил своему брату и которая столь же заурядна, как и первые работы Дали-художника. Много позднее, когда, находясь в зените славы, маэстро будет работать над экспозицией своего Театра-Музея в Фигерасе, некоторые из первых художественных опытов он стыдливо, словно желая скрыть их от глаз посетителей, повесит в конце коридора. Но хотя в те годы, когда они познакомились, до подлинной славы обоим еще далеко, талант Лорки и его артистичность уже привлекали к нему внимание, и он был центром притяжения для своих друзей. Многие студенты чувствовали гомосексуальные наклонности поэта и старались держаться от него подальше, но, когда он садился петь, аккомпанируя себе на гитаре или на пианино, все собирались вокруг.

У Лорки был хрипловатый голос, который иногда вообще отказывал ему, но в нем было нечто, что заставляло слушателей забывать об этом недостатке. Поэт прекрасно играл Шопена, Моцарта, Дебюсси, Равеля, де Фалью; любил исполнять испанские народные куплеты XVIII и XIX веков, увлеченным собирателем которых он был. Ему явно не хватало голоса для фламенко, но замечал это только такой тонкий ценитель, как Морено Вилья. В глазах остальных Лорка, по выражению Дали, блистал словно "огромный безумный брильянт". Перед этой очевидной и богатой одаренностью Дали тушевался, испытывал муки ревности и старался остаться в одиночестве, чтобы успокоиться. Ему совершенно безразлична любовь, которую испытывает к нему поэт, и то, что Лорка вскоре начнет сравнивать его с младенцем Иисусом и называть художника "мой закадычный друг". Дали-Мальдорор бешено завидовал восторженным поклонникам Лорки, поскольку всегда считал, что только его собственные таланты и эксцентричные выходки заслуживают того, чтобы быть в центре внимания.

В 1925 году Дали приглашает Лорку в Кадакес — провести Страстную неделю с его семьей: отцом, мачехой и сестрой. Лорка никогда не бывал в Каталонии, хотя благодаря де Фалье очень любил народную музыку этих мест. По словам одного из друзей Дали, Жозепа Карбонеля, к изумлению и стыду каталонцев, Лорка гораздо лучше, чем они, знал слова народных каталонских песен "Холодный декабрь", "Пастушка", "Песнь океана". В Барселоне друзья не задерживаются ни на один день — они сразу пересаживаются в экспресс, идущий во Францию, который доставит их в Фиге-рас, где Лорка и Дали нанимают такси, чтобы добраться до Кадакеса. По дороге поэт восхищается видами Верхнего Ампурдана, который чем-то неуловимо напоминает ему Гранаду. После того как Лорка прочитал в доме нотариуса свою драму "Марьяна Пинеда", восхищенный хозяин, склонный к бурным эмоциональным перепадам, объявляет Лорку своим вторым сыном. Когда же все возвращаются в Фигерас, дон Сальвадор устраивает еще одно чтение драмы, на которое среди прочих гостей приглашены семья Пичот, Жауме Миравитлес, художник Рамон Рейч, главный редактор местной газеты "Мати" Карлес Коста. Затихли бурные аплодисменты, и дон Сальвадор повел Лорку на главную улицу Фигераса, где тот получил огромное удовольствие от конкурса сардан на музыку Пепа Вентуры.