История искусства
История дизайна
 
Искусство 14-15 веков

Искусство древнеруси 14-15вв.

 

Невосполнимый урон нанесло монголо-татарское завоевание русской земле. Города были сожжены дотла или разграблены, памятники искусства уничтожены, художники убиты или уведены в плен. Лишь в Новгороде и во Пскове еще продолжалась художественная жизнь. Возрождение городов, оживление торговли начинается в середине XIV в. Москва и Тверь, выросшие в составе Владимирского княжества выступают наследниками владимиро-суздальских традиций в искусстве.

 

Новгород и Псков, сопротивлявшиеся объединению под властью Москвы, опираются в это время на собственный художественный опыт. С конца XIII в. в Новгороде меняется строительный материал и техника кладки: камень не перемежается с плинфой на цемяночном растворе, а стены возводятся из местного, плохо отесанного, грубого камня, и лишь в сводах, барабанах и оконных проемах применяется кирпич. Из трех апсид в храме сохраняется только одна. В 1292 г. была построена церковь Николы на Липне, в 1345 г. — церковь Спаса на Ковалеве, в 1352 г. — церковь Успения на Волотовом поле.

 

Классический тип храма, простого и конструктивно-ясного, создается во второй половине XIV в., и аналога ему нет в архитектуре других стран. Это, прежде всего церковь Федора Стратилата на ручью (1360—1361) и церковь Спасо-Преображения на Ильине улице (1374). Их отличительной особенностью является декор экстерьера, в котором новгородцы были всегда очень сдержанны. Богатые заказчики этих церквей хотели видеть эффектные соору¬жения, исполненные на их средства. Поэтому фасад, украшен такими деталями, как декоративные нишки, бровки над окнами, киотцы, кружки, крестики, орнаментальный пояс под окнами барабана и на апсиде (церковь Федора Стратилата).

 

Еще более сложный декор — церкви Спасо-Преображения. Тут добавлены сложные профили порталов и окон, многолопастные арки нишек фасада, резные кресты. Параллельно с новым строительством в Новгороде XV в. реконструировались памятники XII столетия, что в большей степени было связано с общей политикой новгородского боярства, активно в это время борющегося с влиянием Москвы. Этим же объясняется и то, что новгородцы в 1433 г. прямо обратились к немецким мастерам. При владыке Евфимии застраивается владычный двор, находившийся по соседству с Софийским собором. Главное же здание этого дворца — Грановитая палата 1433 г., в которой заседал Совет господ, — исполнена приглашенным немецким мастером совместно с новгородцами.

 

В конце XV в. Москва подчинила Новгород. Самостоятельное развитие новгородской архитектуры закончилось. Географическое положение Пскова, постоянная опасность нападения Ливонского ордена обусловили развитие в Пскове в это время в основном оборонного зодчества, возведение крепостей. XV век — время самого бурного расцвета псковской архитектурной школы. Летописи сообщают о строительстве во Пскове 22 каменных церквей. Храм, как правило, был небольших размеров, сложенным из местного камня и побеленным.

 

Церковь обстраивалась пристройками, ее облик оживляли крыльца, паперти, чисто псковские толстые и короткие столбы-тумбы. Хозяйственные и расчетливые псковичи звонницу выводили иногда прямо из стены, чтобы не тратить попусту материал на специальный для нее фундамент. Пластичностью и неровностью стен, вызванными самим строительным материалом, псковские церкви близки новгородским, но в них имеется и свое неповторимое своеобразие, в котором большую роль играет и живописное расположение псковских храмов вблизи реки, у брода, на холме, что нашло отражение в названиях [например, церковь Косьмы и Дамиана с Примостья (1462, верх перестроен в XVI в.)]. XIV век — время блестящего расцвета новгородской монументальной живописи.

 

В это время в Новгороде уже сложилась своя местная живописная школа. Кроме того, в конце века местные мастера испытали на себе влияние великого византийца Феофана Грека (30-е годы XIV в. — после 1405 г.). Новгороде в 1378 г. он расписал церковь Спаса Преображения. Живопись Феофана Грека почти монохромная, красно-коричневых и желтых охр, оттенки которых дают, однако, необычайное красочное многообразие. Влияние Феофана на новгородское искусство было, несомненно. Стилистическое родство с фресками церкви Преображения обнаруживают фрески церкви Федора Стратилата на ручью, исполненные, вероятнее всего, в конце 80-х—в 90-х годах русскими мастерами, прошедшими школу Феофана.

 

С начала и на протяжении почти всего XIV века в новгородских иконах заметно сильное влияние фресковой живописи. Среди этих разнообразных стилей складывается своеобразная новгородская школа иконописи. Лаконичность и простота композиционного решения, точность рисунка крепких коренастых фигур, изображенных на плоскости, чистая, звонкая красочная палитра (яркая киноварь, беспримесный синий и желтый цвета), Так пишут новгородцы своих «избранных святых» — по нескольку фигур сразу строго в фас, чаще всего в рост, но всегда с сурово-неумолимым выражением лиц. С конца XIV в. икона в новгородской живописи занимает главное место, становится основным видом изобразительного искусства.

 

Одним из любимых образов в новгородской иконописи был святой Георгий. В «житийной» иконе он изображен в центре на коне, а в окружающих это центральное изображение медальонах-клеймах представлены сцены из его жизни. В XV в. появляются иконы, в которых создается нечто вроде посмертного портретного изображения. Именно таким изображением можно считать икону «Молящиеся новгородцы», исполненную в 1467 г. Своеобразным было иконописание Пскова. Псковская иконописная школа стабилизировалась ко второй половине XIV столетия и достигла расцвета в XV в. Псковские иконы отличаются от новгородских трактовкой сюжета, типами лиц со столь характерными носами «башмачком», смелостью композиционного и иконографического решений, повышенной эмоциональностью, сочностью письма. В псковских иконах фигуры более тяжелы и неподвижны, чем в новгородских, а в гамме преобладает темно-зеленый, красно-коричневый, белый цвет («Сошествие во ад»).

 

Особым видом изобразительного искусства Новгорода и Пскова этих веков является графика рукописных книг. XIV и XV века — это время расцвета так называемого тератологического орнамента. Инициалы, заставки в новгородских и псковских книгах заполняются изображением чудовищ (по-гречески tegas), оплетенных ремнями, борющихся, стремящихся освободиться от пут. Почти все богослужебные книги наполняются этими «тератологическими» человечками: мужчина с банной шайкой в руках — это буква «Р» , гусляр в красных сапожках с гуслями на коленях — инициал «Д» или «Т». Изображены иногда и целые сцены: два рыбака тянут сеть и образуют букву «М». После присоединения Новгорода, а затем и Пскова к Москве искусство этих земель еще долго сохраняет собственное художественное лицо и в архитектуре, и в иконописи. (Псков даже и в XVII в. не утрачивает своей специфики, Новгород теряет ее несколько раньше — с середины XVI в.) Но так или иначе новгородская и псковская школы вливаются в итоге в русло общерусского искусства.

 

Со второй половины XIV в. Москва превращается в об¬щепризнанную столицу русского государства. По дошедшим до нас остаткам первых построек в Московском Кремле мы можем сделать вывод о ведущемся белокаменном строительстве с резными деталями, что было продолжением традиций владимиро-суздальского зодчества. В Московском Кремле во второй половине XIV в. (1367) возводятся каменные стены вместо дубовых (1339), с 9 башнями и общей протяженностью в 2 км. Древнейшие из сохранившихся с раннемосковского периода памятники относятся уже к концу XIV — началу XV в. Это, прежде всего Успенский собор в Звенигороде — придворный храм князя Юрия Звенигородского, построенный около 1400 г. Легкостью и изяществом Успенский собор напоминает также церковь на Нерли.

 

Тот же конструктивный принцип декорировки и та же система сохраняется в Троицком соборе Троице-Сергиева монастыря и Рождественском соборе Саввино-Сторожевского монастыря, но легкость и изящество здесь уступают место сдержанному выражению статики. В Спасском соборе Андроникова монастыря в Москве сложная система подпружных арок, двойной ряд кокошников создают динамический образ. Когда из Новгорода в Москву в 1395 г. приехал Феофан, там уже сложилась сильная художественная среда столичных живописцев. Феофан Грек познакомил русских мастеров с византийским искусством, и стал огром¬ным явлением в художественной жизни Москвы рубежа XTV—XV вв. Его окружали местные мастера, ученики, под непосредственным руководством живописца исполнялись основные художественные работы — росписи церквей и теремов Московского Кремля, был создан ряд выдающихся иконописных произведений. Возможно, лично ему принадлежит, или, во всяком случае, вышла из его московской мастерской, знаменитая «Богоматерь Донская» (конец XIV в) с «Успением Богородицы» на обороте.

 

Звучная живопись насыщенных, сдержанных тонов, построенная на контрастах красного, синего, зеленого, белого. Феофан Грек, Прохор с Городца и Андрей Рублев выполнили роспись Благовещенского собора Московского Кремля Феофану в иконостасе принадлежит центральная и самая ответственная часть — Деисусный чин — изображение Христа, Богоматери и Иоанна Предтечи. Некоторые исследователи считают, что им же написаны архангел Гавриил, апостол Павел, Василий Великий и Иоанн Златоуст. Благовещенский иконостас впервые (1405) доносит до нас известие о величайшем русском художнике Андрее Рублеве. Самые ранние известные работы Андрея Рублева связывают с сохранившимися во фрагментах фресками Успенского собора на Городке в Звенигороде.

 

Работая в Благовещенском соборе с великим византийцем, Андрей Рублев, конечно, должен был испытать его влияние. Но суровости и экспрессионистической напряженности феофановского языка мастер противопоставил свою собственную ярко индивидуальную и глубоко национальную манеру. Возможно, что именно Рублев писал икону Георгия из деисусного чина и некоторые иконы из праздничного (до недавнего времени считалось семь — «Рождество Христово», «Сретение», «Крещение», «Преображение», «Воскрешение Лазаря», а также «Вход в Иерусалим» и «Благовещение») в Благовещенском иконостасе. Работал вместе с другим творчески близким ему художником Даниилом Черным во Владимирском Успенском соборе (1408), Лучше всего в росписях сохранилась сцена Страшного суда, Для Успенского Владимирского собора Рублев и Даниил создали также огромный, из 61 иконы, трехрядный иконостас, каждая из икон превышала 3 м в высоту. Самым знаменитым произведением Рублева по праву считается «Троица», Личность Рублева, художника, с чьим именем связаны лучшие достижения русской национальной средневековой живописи, имела воздействие на всю русскую культуру в целом. А XV век на Руси становится «золотым веком» русской иконописи. Художественные идеалы рублевской эпохи нашли выражение и в прикладном искусстве: в шитье, в мелкой пластике. Влияние великого искусства Рублева распространялось по всей Руси и касалось всех областей художественного творчества.