Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Дали начинает ревновать Лорку
Дали скоро начинает ревновать Лорку. Никогда больше не дано ему будет испытать муки ревности, но в тот период, когда Лорка блистает в Ресиденсиа де эстудьянтес и на вечеринках в кафе, где собиралась богема, эти приступы изнуряют Дали настолько, что он решает избегать общества поэта и его ближайшего окружения, компании, что неотступно, как придворные за монархом, следовала за Лоркой повсюду. Все же иногда, с головой погрузившись в мрачные мысли, Дали как тень Лорки следует за ними по мадридскому проспекту Кастельяна, одинокий и угрюмый. Затем он неожиданно поворачивается и уходит, по нескольку дней никому не показываясь на глаза. Никто не догадывается, что с ним творится. В 1942 году в "Тайной жизни" он писал, что никому так и не удалось разгадать секрет его поспешных исчезновений, и в намерение Дали вовсе не входило объяснять что-либо, даже столько лет спустя. Где бы он ни скрывался все последующие дни, ясно одно: Дали прятался, чтобы остаться наедине с самим собой и перестать быть тенью Лорки. Он ревнует его с такой же неистовой силой, с какой мог бы ревновать брата — эти два образа бессознательно смешиваются в его сознании. Он должен был избавиться от обоих, если хотел обрести личную целостность, стать самим собой — подлинным Сальвадором Дали, поэтому возглас "Оле!", когда он узнал об убийстве Лорки, в какой-то мере был и возгласом облегчения.

Несмотря на внешнее равнодушие, отмеченное Бунюэлем, и на не замеченную никем ревность, Дали восхищался Лоркой так же пылко, как пылко поэт любил его. Ни одно существо в мире, за исключением Галы, никогда не было способно внушить ему такое чувство. Дали потрясало, что вся личность Лорки пронизана поэзией, живым воплощением которой был его друг, но в отличие от влюбленного Лорки, который даже сравнивал предмет своего обожания с младенцем Иисусом, Дали гораздо более сдержан в восхвалениях друга, которого он ласково зовет Лоркито. Возможно, эту сдержанность Бунюэль и принял за равнодушие.

Когда Дали близко сходится с Лоркой и его компанией, он решает изменить свою внешность. Как рассказывает Хосе Морено Вилья, приехав из Фигераса, Дали разгуливал по Мадриду с длинными волосами, бакенбардами и в гамашах, такой молчаливый и застенчивый, словно его впервые насильно разлучили с отцом и сестрой. Как-то раз, когда Лорка с друзьями позвали Дали с собой в модное кафе, его внешний вид крайне скандализировал почтенную публику. По воспоминаниям Дали, друзья горячо его защищали и взяли под свою опеку, словно прокаженного короля. Они вызывающе оглядывали зал, казалось, говоря: "Да, конечно, наш друг выглядит престранно, но это самый значительный человек, которого вы когда-либо видели. И берегитесь задеть его какой-нибудь бестактностью, потому что тогда мы от вас мокрого места не оставим". Бунюэлю, который в Толедо двумя ударами кулака так расправился с парой юнцов, сказавших что-то неуважительное о Марии Тересе Леон, любовнице Альберти, что те сразу потеряли сознание, не терпелось под любым предлогом снова ввязаться в драку. Но на сей раз все обошлось мирно. Когда компания вышла на улицу, Дали очень серьезно сказал: "Вы вели себя по отношению ко мне великодушно, но больше я не хочу выглядеть посмешищем — с завтрашнего дня я одеваюсь, как все".