Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Под письмом Лорки к Себастья Гаску нет даты, и, по всей видимости, Гаек вполне сознательно не включил его в сборник писем Федерико Гарсиа Лорки к друзьям. Однако в отрывках оно опубликовано в Полном собрании сочинений поэта, подготовленном Артуро дель Ойо. Под письмом дата — 1927 год; ее поставил сам Гаек, хотя в скобках и со знаком вопроса. Но даже в сокращенном виде письмо это выглядит как признание в любви, не лишенное некоторой слащавости. "С каждым днем меня все больше поражает исключительный талант Дали, — пишет Лорка. — Меня потрясают серьезность и четкость его суждений. Он живой. Его острейший ум так странно и причудливо уживается с обескураживающей детскостью, что это меня покоряет. Больше же всего меня трогает творческая одержимость, с которой работает Дали, его невероятные уверенность, страстность, напряженность... Он меня умиляет и вызывает те же благоговейные чувства, что и лежащий в яслях Иисус, от рождения обреченный на Крестный Путь. Да простит меня Господь за это сравнение".

Бунюэль в своих воспоминаниях "Мой последний вздох" не делает секрета из гомосексуальности Лорки и утверждает, что в ту пору, когда все трое были лучшими друзьями в Мадриде, поэт испытывал к Дали настоящую страсть. Что же касается Дали, спешит уверить Бунюэль, то восторги поэта оставляли его совершенно равнодушным. Однако в автобиографии Дали, которую, как мы помним, Бунюэль внимательно не читал, чувства художника к Лорке предстают в совсем ином свете.

Лорка всегда производил на него огромное впечатление — с первого раза, когда он увидел, как поэт изображает собственную смерть и разложение. Мизансцена выглядела столь правдоподобно, что Дали невольно начал отождествлять своего нового друга с покойным братом и двойником. А тот факт, что изображаемые поэтом смерть, погребение и телесное разложение не были настоящими, только усиливал аналогию между поэтом и первенцем нотариуса: Лорка, смеющийся и спрыгивающий с кровати, лежа на которой он разыгрывал свое мрачное представление, уподоблялся покойному брату, который бессчетное число раз покидал мир теней, чтобы доставлять мучения Дали. Добавим, что позже художник скажет Андре Парино: "Все человеческое, перейдя грань смерти, становится мистическим", а на рисунке, сделанном Дали в 1924 году в мадридском кафе "Орьенте", изображено разлагающееся, покрытое пятнами тело Лорки.