Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Дали выбирает шпагу
Для того чтобы избавиться от Бучакеса и тех, кого он символизирует, Дали выбирает шпагу, а чтобы врагу не удалось избежать смерти, располагает ее между двух стульев, повернув лезвием в ту сторону, откуда должен появиться Бучакес. В каком-то смысле этот мотив лежит в основе известного пластического образа Дали —    чудовища, символизирующего гражданскую войну на картине "Мягкая конструкция с вареной фасолью. (Предчувствие гражданской войны)" (1936). На заднем плане, слева, виднеется персонаж не менее известной работы художника, датированной тем же годом, —    "Фармацевт из Фигераса, когда он не ищет совершенно ничего". Фармацевт, как и сам Дали, как огромное большинство испанцев, бессилен перед страшным чудовищем. Шпага, в детском ночном кошмаре лежавшая между двух стульев, превратилась на этом полотне в уродливое подобие ноги, которую сжимает в кулаке чудовище, только что отрубившее этой шпагой собственную голову: ведь в конце концов любая гражданская война не что иное, как коллективное самоубийство.

Еще никогда после 1920 года, когда Дали поверял свои юношеские взгляды и мысли дневнику, до сих пор полностью не опубликованному, он не выражал своего отношения к гражданской войне столь четко, как на этой картине. В дневнике, который вел Дали в шестнадцать лет, его политические взгляды гораздо очевиднее, чем художественные пристрастия. В эти годы он считает себя импрессионистом и с благоговением относится к Мане, Дега, Ренуару. Но гораздо больше восхищения у него вызывает отец его школьного приятеля Жауме Миравитлеса, который во время уличных волнений в Барселоне вместе с толпой забрасывал полицейских бутылками, за что угодил в крепость Монтжуик. Политические воззрения юного Дали близки к коммунистическим, хотя он нигде их так не определяет. Скоро Дали станет единственным в Фигерасе подписчиком "Юманите". Его радуют победы большевиков в гражданской войне, и он надеется, что они вступят в Германию. И хотя политические взгляды юности не более чем теоретические увлечения, будущего художника дважды арестовывают. Один раз за то, что он наподдал ногой консервную банку, на которой была государственная символика Испании (по другим свидетельствам, он был арестован за то, что вместе с Жауме Миравитлесом сжег испанский национальный флаг). Второй раз его задерживают в 1924 году; причиной ареста стала жалоба отца на нескольких служащих Гражданской гвардии и других лиц, которые открыли стрельбу и чуть не застрелили нотариуса, когда тот организовывал выборы в местечке Боаделья. После этой жалобы в доме нотариуса провели обыск, в ходе которого обнаружили экземпляры "Юманите", и Дали был арестован. Его освободили через два месяца за отсутствием улик, но нотариусу губернатор запретил переступать порог клуба "Спорт Фигераса", хотя тот числился его почетным членом.

Как мы помним, сон, о котором рассказывает Дали в "Придуманных воспоминаниях", обрывается в самый неожиданный момент — когда должно совершиться преступление. Он обрывается на том, что Дали, глядя на багровеющие сумерки, представляет, как растечется кровь Бучакеса. Сам Бучакес так и не появляется, чтобы найти уготованную ему смерть. Но мы напрасно будем задаваться вопросом, куда он подевался, — ведь в конечном счете Сальвадор Дали обречен вечно ждать возвращения своих призраков: отца, матери и покойного двойника.