Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Совершенно переменившийся Бучакес
В том ночном кошмаре Бучакес и Галюшка ведут борьбу за душу Дали: эти детские фигурки олицетворяют гомосексуальность и гетеросексуальность. Во сне Дали без всякого повода больно кусает девочку за коленку, когда та начинает гладить его, словно отвергая искушение женственностью. И хотя друзья, рядом с которыми прошли детство и юность художника, решительно отрицают наличие в нем склонности к гомосексуализму, его реакция на проявление женского тепла со стороны Галюшки была не чем иным, как отражением латентной гомосексуальности и эмоциональной неустойчивости, так часто проявляемой Дали в детские годы. Но он тут же сожалеет о содеянном и хочет утешить девочку — эти перепады настроений отражают противоречивые сексуальные устремления Дали. Нападение Бучакеса, который кинулся на них, как разъяренный бык, — это, по всей видимости, протест гомосексуального начала его психики против гетеросексуального. А стремление Дали отомстить Бучакесу, в котором он видит воплощение покойного брата, может быть расценено как борьба против гомосексуального начала в себе самом и воздействия брата, угрожающего целостности его личности.

Совершенно переменившийся Бучакес перестает нападать и обещает не преследовать Дали и Галюшку, если те покажут ему "обезьянку", ощетинившийся колючками комочек платана, но, оставшись ни с чем, предлагает поиграть в сыщиков и воров. Дали, уже обнаруживший к этому времени офицерские плащ и шпагу и придумавший, как избавиться от Бучакеса, предпочитает, чтобы тому досталась роль преследователя. Если Бучакес является символом покойного брата, то, значит, он является и символом другого Сальвадора, того дона Сальвадора Дали Кузи, который, изгоняя Галу и Дали из Кадакеса, поступает как Спаситель, изгоняющий Адама и Еву из рая. И как нотариус отвергает Галу и Дали, так Бучакес в детском кошмарном сне преследует Дали и Галюшку.

Поэтому смерть, которую Дали уготовал своему врагу, в то же время означает и избавление от отца, покойного брата и собственной анимы, воплощенной в Бучакесе. Расправа с Бучакесом предстает всего лишь как предлог, чтобы разделаться с теми, кого он в действительности символизирует. Дали должен уничтожить того, в ком воплощено женское начало его психики, и того, кто угрожает целостности его личности, — только тогда он докажет свою мужественность и сможет любить Галюшку. Не случайно именно в этот момент русская дама — метафора матери — исчезает. Конфликт между нотариусом и его сыном, закончившийся столь драматично, поводом для которого стал роман художника с Галой, случился в 1929 году, уже после смерти доньи Фелипы. Но ее доля вины в этой драме, безусловно, есть: дав своему сыну жизнь и исторгнув его из вечного рая материнского чрева, она толкнула его на два символические преступления — братоубийство и отцеубийство.