Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
В детском ночном кошмаре
Роспись потолка в главном зале Театра-Музея Дали в Фигерасе, сделанная художником, названа им: "Гала и Дали великодушно и по-иезуитски низвергают на головы сограждан все золото, что я заработал" (1974). На потолке изображены Дали и его супруга, поддерживающие небесный свод, откуда падают дождем золотые монеты; тут же — контур знаменитых "мягких часов" Дали и триумфальная колесница. Золотой дождь неразрывно связан с мифом о Данае, который во многих отношениях весьма похож на миф об Эдипе. Отцу Данаи, аргосскому царю Акрисию, дельфийский оракул предсказал смерть от руки собственного внука. Тогда Акрисий заключил Данаю в темницу, но Зевс проник к ней в виде золотого дождя, и после его посещения Даная родила Персея. Посаженная вместе с сыном в заколоченный ящик, Даная по приказу Акрисия была брошена в открытое море, но волнами их выбросило на остров Серифос, где ящик подобрал рыбак, брат царя Полидекта. Позже Персей прославится многими подвигами — сумеет добыть голову Медузы, освободит Андромеду — и станет одним из главных греческих героев. Когда он возвращается в Аргос вместе с Андромедой и с Данаей, Акрисий пытается избежать своей участи и обращается в бегство, но по случайности ему приходится принимать участие в состязаниях вместе с внуком; диск, брошенный Персеем, попадает королю в голову и убивает его. Из тела обнаженной женщины на потолочной росписи в Театре-Музее, точнее, из ящика в одной из ее ног низвергается золотой дождь: вместо того чтобы принимать у себя Зевса в виде золотого дождя, Даная Дали сама низвергает золотой дождь на головы граждан Фигераса. Другими словами, Гала, эта своеобразная Даная, которая была для Дали бессознательным олицетворением матери, дает жизнь золоту, символизирующему Дали и одновременно его искусство.

В описанном в автобиографии сне, где Дали переносится в Россию, появляются и родители: мать — в образе женщины, безмятежно жующей шоколад. Заметим, что Гала, в которой для Дали воплотится мать, когда художник увидел ее во второй раз, сидела на пляже в Кадакесе спиной к дому нотариуса. Обе женщины со спины показались Дали "питательным источником" и вызвали ассоциацию с кормилицей. Однако, когда во сне Дали чудится, что грудь женщины вздымается под тонкой блузкой, он замечает ползающих по ее телу муравьев, а в спине сразу образуется нечто вроде открытого окна. Этот ночной кошмар был не только предвестием скорой и внезапной смерти матери, но в то же время и предвестием ее воплощения в Гале, неподвижно сидящей спиной к нему на берегу моря — и по этой спине вовсе не ползали муравьи. "Я был ее новорожденным, ее ребенком, ее сыном, ее любовником — мужчиной, которого ей предстояло любить, — она открыла мне небо, и вдвоем мы устроились на облаках, вдали от мира. Она стала моей защитницей, моей божественной матерью, моей королевой", — писал Дали в "Невыразимых признаниях".

В детском ночном кошмаре мать сидит среди публики, ожидающей начала концерта, но окажется она свидетельницей драмы, которая разыграется между ее "сыновьями", Сальвадором Дали, Бучакесом и Галюшкой. Но прежде чем открыто проявится неприязнь между двумя Дали — живым и мертвым, разыграется другая трагедия. Споткнувшись, падает и, попав под колесо кареты, тут же погибает лошадь. Это умирающее животное символизирует дона Сальвадора Дали Кузи, а маленькие, словно игрушечные, солдатики — это дети доньи Фелипы — Бучакес и Дали, или Эдип и Персей, готовые нанести нотариусу решающий удар. Во сне Дали, повинуясь непонятному чувству, целует лошадиную морду — так много лет спустя он поцелует нотариуса в губы, когда тот будет уже лежать бездыханным. В сумерках растекшаяся кровь животного напоминает силуэт большой черной птицы; точно так же в детстве Дали чудилось, будто он видит печать ранней смерти на лице Бучакеса, когда тот бледнел. Черная птица как символ неотвратимой смерти объединяет двух тезок художника — брата и отца, которого, как инстинктивно чувствует Дали, он переживет из-за небрежности или прихоти судьбы.