Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях" до этого момента, выглядит вполне реальным, но затем, без всякого перехода или пояснения Дали рассказывает, что однажды утром проснулся в России; дело происходило летом, поэтому никакого снега не было и в помине. Он сразу понимает, что находится в России, потому что кругом башни, увенчанные похожими на. луковицы куполами, точно такими, как показывал ему на картинках сеньор Трейтер. Впоследствии, работая над своей автобиографией, Дали колебался — что именно навеяло такие образы его воображению: картинки первого учителя или цветная мозаика в барселонском парке Гуэля. Насмотревшись на купола, которые начинают ему казаться похожими на остроконечные тюрбаны, Дали обращает внимание на огромный парк, где празднично одетые дамы, рассевшись на деревянных стульях, ждут, пока начнется концерт военного оркестра. Каково же его изумление, когда на одном из этих стульев он видит Галюшку! Сильно растерянный и смущенный, полагая, что и та его заметила, Дали прячется за спину одной из дам, которая с безмятежным видом лакомится шоколадом.

Тридцать лет спустя, в Париже, в лавчонке, где торговали всякой всячиной, пораженный Дали обнаружил пожелтевший рисунок, на котором была изображена та самая дама. "Уверенность, что я уже видел ее, — писал художник, — была столь сильной, что несколько дней я находился под властью магического влияния этого портрета, вполне убежденный, что эта самая женщина однажды приснилась мне. И даже сегодня она со всей отчетливостью встает перед моими глазами среди размытых очертаний "придуманных воспоминаний". Во сне же, когда ребенок прячется за спину этой дамы, образ ее мешается с образом кормилицы, и ему чудится, будто он видит, как вздымается под тонкой блузкой ее грудь в такт ровному шуму волн, накатывающих на пустынный пляж Кадакеса.

Дали всегда говорил, что даже если жизнь — игра, то необходимо знать ее правила, но в старости он заявил, будто понял: в конечном счете проигрыш неизбежен. Неосознанно эта мысль уже присутствовала в том далеком детском сне, когда внезапно ему почудилось, будто по телу представительной русской дамы ползают муравьи, а в спине ее образуется нечто вроде отверстия, в которое он смотрит, как в окно. В этот момент он видит, что какая-то лошадь, споткнувшись, падает в ручей, не успевая увернуться от наезжающего на нее колеса кареты, в которую она впряжена. Два маленьких солдатика, забавных, словно механические игрушки, бросаются к ней: один хватает морду животного, а другой всаживает между глаз лошади перочинный ножик. Совершенно равнодушная к разыгрывающейся на ее глазах трагедии Галюшка остается на том же месте и машет Дали, чтобы тот подошел. Направляясь на ее зов, мальчик проходит мимо агонизирующего животного и в порыве ему самому непонятного чувства становится на колени, чтобы поцеловать лошадиную морду. Затем он закрывает лицо своей матросской шапочкой, почти задыхаясь от запаха фиалок, который исходит от подкладки.

Галюшка нежно гладит его, но, охваченный приступом неожиданного гнева, мальчик кусает ее за коленку. Застонав от боли, она падает на землю, и когда Дали, которому сразу становится жалко девочку, садится рядом, чтобы утешить, на вершине расположенного неподалеку холма появляется Бучакес на роликовых коньках. С безумным смехом, весь потный и раскрасневшийся, стремглав кидается он к ним. Пока дети пытаются спрятаться за раскидистым платаном, Дали прикрывает Галюшку руками. Он понимает, что Бучакес, который еще недавно казался ему таким красивым, на самом деле выглядит отталкивающе и что в мире не может быть большей ненависти, чем та, какую они теперь испытывают друг к другу. В этот момент Галюшка вручает ему блестящую цепь, на которую нанизано множество медалей, и — Дали вздрагивает от счастья — его волшебный платановый шарик. Едва мальчик успевает надеть цепь, как Бучакес снова бросается на него.