Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
При анализе психики Дали
Как известно, Юнг различал понятия "анима" и "анимус", и именно на этих понятиях основывается доктор Румгэр при анализе психики Дали. Анимус — это мужское начало, действующее в женской психике, "компенсаторная фигура" бессознательного, которую Юнг иногда представляет как невидимых родителей, а иногда — как символ, отраженный в "Летучем голландце" Вагнера, другими словами, как изменчивую, агрессивную и неотвратимую силу. Анима — это внутренний образ женщины, хранимый мужчиной, который объясняет женское начало в его душе. И если Летучий голландец символизирует анимус, то символами анимы являются Цирцея и Калипсо, а также образ матери, который мужчина проецирует на возлюбленную. "И если отец, — писал Юнг, — защищает от опасностей внешнего мира и служит своему сыну образцом для подражания, то мать защищает ребенка от опасностей, угрожающих ему со стороны психики". Однако случай Дали гораздо сложнее: и мать, и отец настойчиво оберегают его от опасностей венерических заболеваний, которыми чревато столкновение с внешним миром, но ни один из родителей не догадывается о невротическом отчуждении, от которого страдает Дали, внутренне считая про себя, что он занимает на земле место своего брата.

И если большинство мужчин бессознательно старается подавить женское начало, скрыть свою аниму, то Дали относится к ней бережно и вполне осознанно. Ребенком, оставаясь один, он любил притворяться девочкой, и воспоминания об этих забавах отразились в его творчестве почти полвека спустя. В ранней юности он необыкновенно гордился длинными, как у девушки, волосами, а в глубокой старости, уже после смерти Галы, в пору особенного одиночества, художник, как старая кокотка, принимал редких и тщательно отобранных посетителей в просторных, вышитых балахонах. По иронии судьбы он сохраняет до конца дней свой "оливковый голос", как выразился влюбленный в него Лорка, голос мужской и хрипловатый, по всей видимости, результат частых детских ангин. В те же годы, когда он "считал себя девочкой", Дали осознает, что живет постоянно преследуемый мертвым двойником, который угрожает целостности его личности. Ощущая внутри себя присутствие другого Сальвадора Дали, ребенок невольно смешивает этот образ с недавно открытой им в глубине своего существа анимой.

В течение всей жизни Дали будет временами отождествлять — как он это делал в раннем детстве — своего предшественника, двойника и тезку, с женским началом в собственной душе. Например, в 1968 году, говоря Луису Пауэлсу, что способен любить детей, только когда они становятся хоть сколько-нибудь привлекательными и в них проявляется начальная сексапильность, он, безусловно, имеет в виду это двуполое существо, мальчика-девочку. Затем, без всякого перехода, художник вспоминает, как отверг сексуальные домогательства Федерико Гарсиа Лорки, но признает, что с возрастом его все больше тянет к мужчинам. Без тени смущения Дали говорит, что вуайеризм, ведущий компонент его сексуальности, теперь распространяется и на ангелоподобных, длинноволосых, как девушки, молодых людей: художника притягивал контраст между восставшим символом мужского начала и гибким, почти женским телом.