Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Он начинает чувствовать себя пророком
На картине XVI века, с которой Дали скопировал собаку, та является частью пластического мира, полного абсурдных контрастов: пес спокойно спит, пока святому отрубают голову, а неподалеку от разыгрывающейся трагедии безмятежно беседуют двое рыцарей. На картине Дали собака перенесена в совершенно иной пластический мир и соответственно роль ее иная. Художник-сюрреалист, утверждавший: "Сюрреализм — это я" — переносит животное с картины, вошедшей в историю каталонской живописи — вспомним другое высказывание Дали: "Мой талант принадлежит всему человечеству, и он универсален, потому что я каталонец!", — на дно океана, где, как известно, зародилась земная жизнь.

Художник признавался Андре Парино, что писал картину "Дали в шестилетнем возрасте, когда он считал себя девочкой, приподнимает поверхность воды, чтобы посмотреть на спящую в тени моря собаку", охваченный лихорадкой возбуждения, когда мозг его, казалось, превратился в котел, бурлящий гениальными идеями. В "Невыразимых признаниях" он говорит, что решил "пластически выразить теорию кванта энергии", изобрести "квантовый реализм", дабы подчинить себе гравитацию. Полет для Дали был всегда не только эротическим символом, но и метафорой возвращения во внутриутробный рай. Художник хотел, чтобы существа и предметы, изображенные на этой картине, выглядели странными в пластическом пространстве, где "материя лишена своей материальной сущности и до такой степени пронизана духом, что может создавать чистую энергию". Подобные идеи, а также фраза Гераклита: "Время — это ребенок" — и вдохновили Дали на это полотно, и задним числом, как уже не раз случалось с другими работами, раскрыли ему самому подлинный смысл картины "Постоянство памяти". В какой-то момент, который художник считает моментом мистического озарения, Дали кажется, что он превратился в святого, — не будь он уже художником, он стал бы отшельником, говорил Дали впоследствии. Он начинает чувствовать себя пророком и приходит к убеждению, что искусство достигло своего совершенства в период Возрождения, а наибольшего упадка — в XX веке, и что именно ему предназначено судьбой возродить испанский мистицизм и доказать своей живописью, что во вселенной все связано и проникнуто единым духовным началом.

В то же время Дали припоминает, что приблизительно в шестилетнем возрасте ему снились сны, которые он называет "социологическими": ребенок мечтал сделать счастливыми всех живущих на земле. Его же собственное счастье в детстве состояло в том, чтобы в одиночестве менять различные маски. Как мы уже знаем, он любил, раздевшись, примерять перед зеркалом мантию, водрузив на голову золотистую корону и прикрыв рукой гениталии, чтобы быть похожим на девочку. Поэтому вернее было бы назвать написанную в 1950 году картину — "Дали в шестилетнем возрасте, когда он хотел быть девочкой...", а не "...когда он считал себя девочкой...". Но, даже если отвлечься от названия, совершенно очевидно, что художник изобразил самого себя, хотя несколько двусмысленная фигура ребенка может быть навеяна и другими образами, например статуей заколдованного мальчика, нарисованной в одной из его любимых детских книг.