Все, что не традиция, то плагиат
Он начинает чувствовать себя пророком
При анализе психики Дали
Дали на страницах своей "Тайной жизни"
Красив, как девочка
Доказательства искренней дружбы
Все, что описано Дали в "Придуманных воспоминаниях"
"Придуманные воспоминания" резко обрываются
Работая над своей автобиографией
Сальвадор Дали не в состоянии скрыть что-то
Дали стал покорным рабом Галы
Донья Фелипа
В детском ночном кошмаре
Совершенно переменившийся Бучакес
Дали выбирает шпагу
Лорка всегда производил на него огромное впечатление
Кажущееся равнодушие
Прозаические фрагменты
Это Дали
Дали начинает ревновать Лорку
Удивленные и несколько напуганные
Глядя в зеркало
Дали-Мальдорор
Лето в Кадакесе
"Привет! Я здесь"
Задолго до "Галлюцинации тореро"
Такое сходство, как на этих картинах
Эти картины вызывают вопрос
Галлюцинация тореро
Отголосок тех давних вечерних концертов
"Атмосферный череп, предающийся содомскому греху с роялем"
Дали изображает насилие
Уверенное заявление Дали
Дали наблюдал мрачные фарсы Лорки
В июне 1982 года умирает Гала
Освобождение и бессмертие
Пять мыслей об искусстве
Последователи
Определение живописи
Такие полотна становятся с каждым днем не только ценнее
Надо владеть искусством, граничащим с магией
Десять заповедей для того, кто собирается стать художником
Живопись освещала фитиль человеческого разума
Как управлять сновидениями
В состоянии полубодрствования
Замысел, уже существующий в подсознании художника
Люди всегда пытались объяснять сновидения
Лев великодушнее всех других зверей
Непрерывная война
Лилия и роза
Два месяца в тюрьме
Вот мы и подошли к самому главному!
Туманные соображения
Труднее всего писать человеческие фигуры на фоне природы
Брак с живописью
Следующий секрет
Раз уж вам так повезло
Совершенно необходимо, чтобы рукой вашей водил ангел
 
Все, что не традиция, то плагиат

На выдержанной в желтоватых тонах акварели без подписи художника и без даты — однако мы знаем, что она сделана в 1950 году, — совершенно голый мальчик приподнимает изогнутую линию, отдаленно напоминающую силуэт лодки. Он слегка наклонился, словно удивленно что-то разглядывает, но точнее определить выражение его лица сложно: работа явно не закончена. Единственное, что прорисовано четко и тщательно, — это половые органы ребенка. И никто, кроме самого художника, не смог бы предсказать, что этот незавершенный набросок ляжет в основу картины со странным и длинным названием, которое иногда ошибочно относят и к безымянной акварели: "Дали в шестилетнем возрасте, когда он считал себя девочкой, приподнимает поверхность воды, чтобы посмотреть на спящую в тени моря собаку" (1950). Если на акварели ребенок был мальчиком, то на картине перед нами девочка; изменилась и фигура ребенка — вместо пухлого упитанного херувима с акварели мы видим худощавого белокурого ребенка с вьющимися волосами. На наброске тень отбрасывалась фигуркой ребенка, теперь — морскою гладью, и в этой мрачноватой тени лежит в профиль к нам спящая собака. Если не считать окраса, то пес этот точно скопирован с каталонской картины XVI века "Муки святого Кугата". Когда отношения Карлтона Лейка с художником испортились, он упрекнул Дали в плагиате: собака была воспроизведена почти с абсолютной точностью, включая ошейник. Лейк писал: "Воспроизводить с точностью до деталей образы, созданные Рафаэлем и Веласкесом, или рабски подражать технике Леонардо да Винчи отнюдь не означает следовать классической традиции. Это можно делать ради шутки но если, как Дали, всерьез, значит, речь идет о претензии на академическое тщеславие".

 

Дали вполне мог бы возразить, процитировав любимую фразу д'Орса: "Все, что не традиция, то плагиат". И лучшее подтверждение тому — сам Рафаэль, в молодости учившийся у Перуджино. Он копировал композицию, архитектурные строения, рисунок, сюжеты своего учителя, но, как это ни парадоксально, чувствовал себя в таких жестких рамках абсолютно свободно. Дали полагал, что некоторые полотна Рафаэля отличаются от работ Перуджино лишь незначительными деталями. Так, в "Обручении Марии" убрана лишь одна архитектурная деталь — три ступеньки, да чуть иначе склонила голову Мария.