Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Мастурбатор
Фундамент дома, так же как и его хозяин, неразрывно связан с землей Ампурдана. Представление о материнском начале и образе матери-земли было так тесно связано в сознании Дали, что он практически отождествлял их. Дали помнит, что смерть матери заставила его стремиться к вечной славе, чтобы отомстить за уход обожаемого существа, но он также признает, что во сне вполне способен поносить предмет собственного обожания. С другой стороны, у многих народов плевок на землю считается ритуальным и священным действием. Фрейд в "Толковании сновидений" среди снов, отражающих Эдипов комплекс, приводит в качестве примера сон Цезаря, в котором тот обладал матерью, и это было растолковано оракулами как предсказание, что он станет хозяином матери-земли, властелином мира. Если взглянуть на выходку Дали под этим углом зрения, то становится очевидным, что плевать на портрет матери — все равно что плевать на живую землю, и в этом поступке перемешаны фантазии сновидения и ритуальность. Возникает вопрос: какой параноидно-критический образ на картине соответствует слюне во фразе "Иногда мне нравится плевать на портрет моей матери", если мать олицетворяет землю? В конце концов, как писал сам Дали в 1939 году, если, глядя на кубистскую или сюрреалистическую картину, люди чаще всего спрашивают себя: "Что это значит?", то, глядя на его работы, они должны задаваться вопросом: "Что я вижу?"

Сальвадор Дали, мастурбатор, объявлявший себя импотентом и вуайеристом, не мог или не хотел иметь детей. Если бы он зачал их по своему образу и подобию, то тем самым воскресил бы своего двойника и тезку, брата, на которого был похож как две капли воды, из-за которого постоянно терзался мыслью о собственной идентичности. И странным образом, чем больше был бы похож на Дали его гипотетический ребенок, тем больше он напоминал бы отцу его умершего брата, первенца нотариуса. Судьба перетасовала бы эти образы, и братья — живой и мертвый Сальвадор Дали —    поменялись бы местами. И если раньше первенец был всего лишь наброском художника, то, имей Дали сына, он сам превратился бы в эскиз и в предшественника первого Дали, ожившего в его сыне. В соответствии с мыслями, изложенными в книге "Трагический миф "Анжелюса" Милле", книге, посвященной картине, которая восхищала Дали больше, чем любое из его собственных творений — за исключением "Постоянства памяти" (1931) и "Тайной вечери" (1955), — предполагаемое отцовство могло повлечь за собой весьма драматичные события.