Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Возвращение путешественников
Возвращение путешественников с острова, которое было бы невозможно без летающего существа — птица является фаллическим символом, — на языке бессознательных символов означает изгнание из рая и грехопадение. И скелет доисторического пресмыкающегося, и спускающийся на парашюте зародыш обозначают первородный грех, грех рождения — человек виновен уже в том, что родился, говорит Кальдерой устами своего Сехизмундо. Возможно, все творчество Дали — отчаянная и безуспешная попытка доказать свою невиновность в этом грехе. Но нас интересует сейчас другое — детские слезы на коленях у доньи Фелипы в тот момент, когда мертвое животное поднимается в воздух и удаляется от диковинного острова. Ребенок плачет, чувствуя, что никогда не простит матери своего изгнания из первоначального рая, где он находился, будучи зародышем, из сумеречного рая, словно в насмешку окрашенного в цвета зари, как впоследствии уточнит сам Дали.

На самом же деле, как мы уже говорили, путешественникам помогает выбраться с острова не летающее пресмыкающееся, а его скелет. Бессознательно избрав его символом своего рождения, Сальвадор Дали словно предвидит свою смерть, неотвратимое последствие изгнания из рая. Что же касается острова, где сохранились доисторические окаменелости, которые в его сознании отождествляются с материнской утробой, то с каменным веком и потерянным раем Дали встретится на земле, увидев огромные скальные нагромождения Кап-де-Креуса. Эти гигантские скалы, к которым он приходит чаще, чем Антей припадал к матери-земле, Дали воспринимает как воплощенное в камне материнское чрево. Глядя на этот пейзаж, и в особенности на бухту Кульеро, художник приходит к выводу, что романтики не правы, когда проецируют на природу состояние человеческой души, потому что на самом деле душа является отражением пейзажа.

Именно поэтому Дали был не слишком поражен, когда Бретону на острове Сена — название острова может быть переведено и как материнское лоно и как женская грудь — попались камни, напоминающие персонажей Милле в профиль. К тому же если на Кап-де-Креус была скала, которую Дали называл Великий Мастурбатор, то близ острова Сена стоял утес под названием Сфинкс. Это чудовище с головой и грудью женщины, львиными лапами и птичьими крыльями имеет много общего с самкой богомола, которая, как лев, готова в любой момент сожрать противника и напоминает карикатурное изображение женщины, склонившейся в молитве. Заметим, что известно этрусское изображение Сфинкса, у которого тонкие, как у насекомого, ноги. Точно так же, как самка богомола, несущая смерть, Сфинкс является своего рода замещением материнского образа; ведь, давая ребенку жизнь, мать тем самым обрекает его на смерть.