Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Новости из Лувра
Порадовали художника новости, полученные из Лувра, где по его просьбе заведующая фотолабораторией провела радиографический анализ "Анжелюса", который показал, что у ног женщины лежит какой-то предмет, формой своей напоминающий гроб. Впоследствии на его месте было написано картофельное поле и корзина, стоящая возле деревянных башмаков крестьянки. В этом случае если речь действительно идет о гробе, то позы молящихся крестьян вполне понятны, и остается только поражаться гениальной догадке Дали. Счастливый художник сказал жене, прочитав письмо: "Если бы радиография просто доказала мою теорию, это было бы прекрасно, но она доказала прозорливость моей интуиции, и это величественно!" В эйфории он поздравляет себя с тем, что при помощи параноидно-критического метода доказал: мозг Дали функционирует как художественная кибернетическая машина. В своем восторге он не замечает, что гроб, первоначально написанный Милле, вносит некоторые противоречия в его собственную теорию: возможно, что и молящийся крестьянин, и тачка, и наваленные на нее мешки — проекция образа сына, с которым отождествляет себя Дали. Но довольно сложно установить какую-либо связь между самцом богомола и покойником.

Из блестящего анализа картины Милле, проделанного Дали, — одновременно он анализировал и самого себя — можно сделать два вывода, на которые редко кто обращает внимание, хотя они весьма показательны. Нотариус в детстве читал сыну "Книгу джунглей", полагая, что хотя ребенок еще и мал, но достаточно развит, чтобы понять ее. До этого мать читала ему более незатейливую историю, которая, однако, пугала ребенка гораздо сильнее, — историю о том, как путешественники попадают на остров, где сохранились доисторические существа и полно гигантских окаменелос-тей. Бессознательно Дали отождествляет каменный век, этот странный эдем, населенный допотопными существами, с материнским чревом, извечным потерянным раем, который, как признается художник, он так любит вспоминать и, крепко зажмурившись, представлять себе внутриутробный мир как "яйца на блюде без блюда". Искатели приключений покидают удивительный остров, воспользовавшись как фюзеляжем скелетом доисторического пресмыкающегося, и тут маленький Дали всегда плачет. Много лет спустя в "Тайной жизни" художник напишет, что внутриутробная жизнь ему помнится как спускание зародыша на парашюте, который для Дали был символом эрекции.