Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Широкая известность
Широкая известность "Анжелюса" во всем мире, картины, которая в художественном отношении является, с точки зрения Дали, "убогой, безвкусной, примитивной, незначительной, пошловатой и до крайности традиционной", представляется ему поразительной; Дали усматривает в этом нечто необычное. Скульптор Альберто Джакометти рассказывал ему, что как-то поезд, на котором он ехал, остановился неподалеку от горной швейцарской деревушки; на станции какой-то мужчина торговал открытками. Крестьяне тут же раскупили у него все репродукции "Анжелюса". Сам же Дали рассказывал — возможно, история эта вымышленная, — что полицейские, ворвавшиеся в дом, где скрывались анархисты, члены террористической организации, с целью произвести обыск в поисках взрывчатки, увидели на стене репродукцию "Анжелюса". И наконец, погрузившийся в сумерки безумия Ван Гог начинает с пугающей одержимостью копировать картины Милле с дешевых открыток. Летом того же 1932 года, когда Дали вынашивает планы будущей книги, какой-то сумасшедший пытается в Лувре повредить "Анжелюс". Когда его задерживают, с ним беседует знаменитый психиатр Лакан, которому арестованный признается, что накануне долго терзался сомнениями: какая именно картина должна подвергнуться уничтожению — "Анжелюс", "Джоконда" или "Паломничество на остров Киферу" Ватто. Дали полагал, что у трех знаменитых картин есть нечто общее, а именно — выраженное эротическое начало. Но если в "Анжелюсе" это представляется художнику очевидным, даже навязчивым, то применительно к шедевру Леонардо да Винчи можно говорить лишь о двусмысленности улыбки Джоконды: она, несомненно, отождествляется с загадочной улыбкой матери, которую —    в силу Эдипова комплекса — каждый сын старается разгадать. И хотя Дали обещает проделать сравнительный анализ трех картин, работа Ватто его привлекает мало. В 1961 году, когда какой-то безумец в Глазго закидывает камнями его собственную работу "Христос Сан-Хуана де ла Крус", художник приходит в восторг, потому что это ставит его полотно в один ряд с "Анжелюсом" и "Джокондой".   

"После покушения на "Анжелюс", — писал Дали в "Трагическом мифе "Анжелюса" Милле", — мы уже не можем по-прежнему говорить себе, что в этой картине нет никакого или почти никакого смысла. Только достаточно важные основания могли повлечь за собой подобный случай; значит, под слащавым и пустым, достаточно лицемерным содержанием таится что-то еще". Неожиданно и безапелляционно Дали связывает "Анжелюс" Милле с тем, что он сам называет "атавизмом сумерек". Годом позже, а если точнее, то между 1933 и 1934 годом, он пишет картину с таким названием; на ней — крестьянин с картины Милле, у которого вместо головы —    голый череп, откуда виднеются тачка и два мешка, а на ноге —    подвязка, как у Ленина на полотне "Загадка Вильгельма Телля". Деревянный костыль подпирает руку женщины, словно поддерживая ее в молитвах.