Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Возвращаясь домой
Возвращаясь домой через луг, где полно наводящих на него ужас кузнечиков и богомолов, Дали встречает рыбака, который направляется на пляж и пребывает в такой же задумчивости, как сам художник. В ту минуту, когда, поравнявшись, оба чуть-чуть посторонились, чтобы разойтись, перед глазами Дали не только отчетливо возникает "Анжелюс", но он с полной уверенностью ощущает, что повстречавшийся ему мужчина и есть тот самый крестьянин с картины Милле. Тем же летом персонажи Милле почудились Дали в гигантских скальных нагромождениях Кап-де-Креус, а потом ему приснилось, будто он предавался с Галой содомскому греху в мадридском Музее естественной истории, и в зале, где выставлены экспонаты насекомых, тем временем под отчаянный стрекот кузнечиков возникал огромный силуэт супружеской четы из "Анжелюса". Вскоре в витрине одной из лавочек в Порт-де-ла-Сельва художник видит кофейный сервиз, который вызывает у него раздражение своим сходством с наседкой и выводком цыплят. В середине кофейника и каждой чашки — персонажи все того же "Анжелюса". Этот сервиз вызывает у художника странную ассоциацию: он представляет картину Милле наполовину погруженной в теплое молоко, так что видна лишь женская фигура. Гала, Лакан, Бунюэль, Бретон и Джакометти, которых Дали спросил, какая, на их взгляд, часть картины должна остаться на поверхности, полностью поддержали его точку зрения.

В то время художник уже начал работать над эссе, которое станет основой книги "Трагический миф "Анжелюса" Милле". Работая, он пользуется открыткой, воспроизводящей знаменитое полотно. Но однажды среди книг Дали попадается еще одна открытка — на ней маленькая девочка держит в руках черешни; рядом, по столу и по полу разбросаны ягоды. И хотя между открытками нет ничего общего, в какое-то мгновение художник их путает. Это было сильно похоже на галлюцинацию и произвело на Дали сильнейшее впечатление: он начинает думать, что все эти миражи, вся эта "цепь случайностей" подтверждают его теорию параноидно-критического метода. Другими словами, видения эти образуют развивающуюся систему, которая, вступая во взаимодействие с миром идей, порожденных галлюцинациями, становится частью этого мира. Художник также осознает, что образы эти скорее психические, нежели пластические.