Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Его друзья-сюрреалисты
Но смиренное подчинение какой-либо вере не значится среди достоинств Дали. Его высокомерие вкупе с иронией и наблюдательностью помогут ему стать тем, кем он стал: в годы пребывания в колехио закладываются основы личности художника, хотя, конечно, подмастерье чародея еще и помыслить не может о том техническом совершенстве, которое потребуется для пластического воплощения двух созданных им мифов: мифа о Вильгельме Телле и мифа о богомоле, так похожем на склонившуюся в молитве крестьянку с картины Милле. Любопытно, что, несмотря на впечатление, которое производила эта картина на маленького Дали, он на долгое время совсем забудет о ней, хотя иногда репродукции "Анжелюса" попадаются ему; вспомнит же художник лишь в 1932 году — в июне этого года неожиданно для Дали "Анжелюс" становится для него "самой загадочной, самой напряженной, полной бессознательных намеков картиной, самой тревожащей из всех когда-либо существовавших". Он рассказал об этом в книге "Трагический миф "Анжелюса" Милле"; оригинал ее был утерян летом 1940 года в Аран-шоне, который Дали поспешно покинул через несколько часов после того, как туда вошли немцы. Книга была найдена лишь в 1962 году и переиздана во Франции.

Его друзья-сюрреалисты скептически относятся к неожиданной и непонятно откуда взявшейся одержимости Дали картиной Милле. Дали же в свою очередь утверждает, что причина его преклонения перед картиной французского художника и того, что он столько лет посвятил ее анализу, окончательно завершившемуся и подтвержденному лишь после того как в 1963 году "Анжелюс" был подвергнут в Лувре радиографической экспертизе, кроется в случае, имевшем место в 1932 году. Именно начиная с этого времени "Анжелюс" станет неотъемлемой частью фантастического мира художника. Тогда, летом 1932 года, прогуливаясь по пляжу Порт-Льигата, Дали неожиданно наталкивается на две небольшие скалы: одна сильно обкатана волнами, другая — вся в отверстиях, проделанных водой за долгие годы. И вдруг первый камень представляется художнику очень похожим на погруженную в молитву крестьянку с картины Милле, а другой — на фигуру ее мужа. По всей видимости, неосознанно для самого Дали, этот камень, испещренный морской водой и временем, становится прообразом его рисунка пером "Нью-Йорк" (1938), на котором четыре небоскреба, все в выбоинах окон, напоминают молящуюся супружескую чету Милле.