Кто так рисует сейчас в Испании?
Образы разложения
Он переносится в далекое детство
Способность преобразовывать
До знакомства с Галой
Дали встречает русскую женщину
Велико влияние Галы Дьяконовой
Я рисовал, вдохновляясь теориями кубистов
Каталог первой выставки
Ана Мария
Между 1936 и 1937 годом
Метаморфоза Нарцисса
Через десять лет
В Кадакесе Дали не удается сосредоточиться
Дали умалчивает об этом
Отец хотел сделать для меня невозможной жизнь в Порт-Льигате
Рай детства
Миф о Вильгельме Телле
Сальвадор Дали никогда ничего не делал наполовину
Старость Вильгельма Телля
Темная львиная тень
Постоянно терзавшая художника мысль
Картина вошла в историю живописи
Дали считался исключенным из группы сюрреалистов
Идея симбиоза Вильгельма Телля с Наполеоном
Дали несколько изменяет концепцию Фрейда
Дали в "Театро Мариа Герреро"
В нем ничего уже не осталось от того Дали
Пикассо вел себя так, словно Дали умер
Пикассо и Дали
Дали был потрясен
За закрытой дверью переходит в мир иной Веласкес
Богомол
Наполеон, изображенный на жестяной банке
Смерть матери была огромным ударом для Сальвадора Дали
Отражение самого Дали
Его друзья-сюрреалисты
Возвращаясь домой
Широкая известность
"Сумеречный" доисторический пейзаж
Дали погружен в молоко
Невротическая одержимость художника
Секс и паранойя
Дали заканчивал книгу
Новости из Лувра
Возвращение путешественников
Сфинкс на воле
Приговоренный дважды
Мастурбатор
Самка богомола
 
Через десять лет
Через десять лет после картины "Метаморфоза Нарцисса" Дали иллюстрирует американское издание "Опытов" Монтеня. В одной из глав Монтень рассказывает о трагедии отца и сына, которых звали одинаково — Эгнаций. Будучи высланными за пределы Римской империи, они решают убить друг друга. Но судьба так направляет их шпаги, что, смертельно ранив друг друга, они, агонизируя, успевают обняться перед смертью. Так и изображает их Дали на рисунке, раскрашенном акварелью: едва стоящие на ногах обезглавленные тела, истекающие кровью. Обезглавленные и разительно похожие, они напоминают Нарцисса и статую, в которую тот превратился, — двух существ без лица, как изобразил их художник в "Метаморфозе Нарцисса". Смерть — окончательное и самое ироничное из всех превращений, потому что возвращает нас туда, где мы извечно пребывали, — заставляет символически пересечься пути подмастерья чародея и первенца нотариуса, свидетельство чему — картина "Метаморфоза Нарцисса", написанная тем, кто явился в мир после них.

Действительно, так же неточно называть этого Дали подлинным, как условна составленная для него Бретоном анаграмма "Жаждущий долларов" или определение Божественный, которое сам художник дал себе в те годы, когда работал над иллюстрациями к Монтеню: ведь в Дали всегда будет сохраняться что-то от подмастерья чародея, он не избавится от него, точно так же, как никуда ему не деться от тени покойного брата. Подмастерье чародея временами дает о себе знать в некоторых картинах маэстро, написанных им уже на пороге старости: насмешливость сквозит в "Розе созерцающей" (1958) и в "Богоматери Гваделупской" (1959) — не будем множить примеры, их немало. Подводя итоги, скажем, что те картины Дали, которые Карлтон Лейк назвал "макароническими"', — всего лишь побочная линия в творчестве художника, который всегда вел тайную и молчаливую борьбу с самим собой.