Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Борьба с самим собой
Почти все единодушно сходятся в том, что художественное дарование Сальвадора Дали проявилось очень рано. Дирижирует восторженным хором сам маэстро, и похвалы эти представляют его более одаренным подростком, чем Пабло Пикассо. В четырнадцать лет он написал портрет своей тети Пепы, который Жоан Эдуард Сирлот назвал одной из лучших работ этого жанра за всю историю испанской живописи. Божественный добавляет, что в десятилетнем возрасте он нарисовал на двери дома в Моли-де-ла-Торре черешни, приделав к ним хвостики от настоящих ягод, — то был его первый коллаж. Натюрморт получился столь законченным, что глава семейства Пичот воскликнул, глядя на него: "Гениально!"

По свидетельству того же Дали, Хуан Нуньес, дававший ему частным образом уроки рисунка, едва начав с ним заниматься, сразу же оценил блестящие способности подростка. Как-то Нуньес подправил слишком темные штрихи на бороде нищего, которого рисовал Дали. Глубоко уязвленный ученик тушью и углем еще больше затемнил бороду, а затем, распаляясь все больше, брызнул на рисунок тушью и растирал пятно слюною, пока не получился своеобразный оттенок серого цвета, — не подозревая о том, подросток нашел метод, которым пользовался Фортунь, создавая свои гравюры. "Восхищению учителя не было предела", — рассказывает Дали в "Невыразимых признаниях".

Даже когда отношения Аны Марии с братом окончательно испортились, она признавала его необыкновенную наблюдательность, вспоминая, как однажды нотариус получил тонорар, оплаченный банкнотами по двадцать пять песет, одна из которых оказалась фальшивой. Он спросил сына, может ли тот отличить фальшивку, и Дали, к изумлению домочадцев, не колеблясь и почти не глядя, тут же показал на нее. Этот случай упоминает и Жауме Миравитлес, который также рассказывает, что Хуан Нуньес и Габриэль Аломар, в будущем посол Республики, а тогда преподаватель литературы в средней школе в Фигерасе, специально посетили дона Сальвадора Дали Кузи, дабы сообщить ему, что сын его — гений. Миравитлес утверждает: на уроках рисунка Дали обнаруживал такие способности, что Нуньес предоставлял ему полную свободу в выборе темы, тогда как остальные ученики старательно копировали гипсовые носы и руки.