Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Связь между двумя Дали
На картинах художника твердые, четкие очертания костей и скелетов противопоставлены мягким формам, чем-то напоминающим крабье мясо или костный мозг. Психиатр Пьер Румгэр утверждает, что, когда Дали отождествляет себя со своим братом, он съедает его, чтобы не быть съеденным самому, а затем принимает форму чего-то мягкого, разлагающегося, форму червя или насекомого. Отсюда его увлечение плавными, переходящими одна в другую, формами Гауди. В написанном в 1968 году предисловии к книге Дешарна и Прево о Гауди Дали не упускает возможности уколоть Сезанна, которого считал "самым неуклюжим из всех французских художников", и, напоминая, что в 1929 году Ле Корбюзье назвал Гауди "позором Каталонии", Дали, задетый как каталонец и как почитатель Гауди, заявляет, что будущее — за "мягкой и косматой" архитектурой. Поэтому на его полотнах так часто можно видеть удлиненные, желеобразные и бесформенные фигуры — в "Великом Мастурбаторе", "Первых днях весны", "Постоянстве памяти". Согласно тому же доктору Румгэру, костыль, один из любимых образов Дали, означает одновременно раздвоение личности и ее стремление опереться на реальность; образ этот уравновешивает призраки художника, не давая ему соскользнуть в полное безумие.

В курятнике Моли-де-ла-Торре Дали костылем переворачивает ежика, которого считал сбежавшим и в котором неожиданно обнаруживает отражение своего двойника. Когда Дали был совсем маленьким и боялся оставаться один, он отверг все дорогие новогодние подарки, но ухватился за дешевую плюшевую обезьянку, подвешенную на веревочке. Вскоре в Фигерасе выпал снег, и мальчик был заворожен голубоватой тенью, отбрасываемой мохнатым снежным комочком — упавшим с дерева колючим шариком — плодом платана. "Я нашел маленькую обезьянку! — кричит он сестре. — Я тебе ее ни за что не покажу!" Маленькая обезьянка, полученная в подарок на Новый год, символ человеческого тепла и ласки, виделась ему в упавшем с дерева шарике, и оба они, благодаря своей "мохнатости", воплотились для ребенка в еже, найденном в имении Пичот. Зверек и плод принадлежали только ему, были для Дали доказательством его существования. Поэтому Дали так потрясен и напуган, когда, перевернув ежа с помощью костыля, видит, что тот умер и его пожирают черви. Зверек перестает быть его собственным отражением, становясь пугающим отражением умершего тезки. Связь между двумя Дали — живым и покойным — очевидна, как связь между ежом, казалось бы впавшим в летаргический сон, и ежом, ставшим добычей червей. Однако, несмотря на кажущуюся идентичность, между ними пролегает невидимая линия, пронзая все существо художника, — так разделен ступенями пустынный мир на полотне "Первые дни весны", так трещина разламывает яйцо при рождении нового человека. Найдя начавшего разлагаться ежа, Дали кричит от ужаса, как в раннем детстве, когда оставался один в темной спальне — наедине с тенью своего мертвого мучителя.