Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Вечерний паук... Надежда!

Если кузнечик — символ нотариуса и одновременно умершего брата, то это помогает понять другую картину Дали — "Вечерний паук... Надежда!" (1940), которая отражает его глубочайшую трагедию. В левом нижнем углу картины сидит ребенок с крыльями, как у ангела, и закрывает глаза, чтобы не видеть поддерживаемое костылем огромное жерло, похожее на половой член, откуда выпрыгивает конь с пустыми глазницами; его упругое тело уже начало разлагаться, а передние ноги являются в то же время руками крылатой статуи Победы. Нижняя часть статуи образует гигантскую ступню, перетекающую в удлиненную женскую грудь, которая, как сперма, изливается из жерла. Напротив, с огромной ветки, похожей на костыль, свисает женская фигура с растекающимися очертаниями; женщина проводит смычком по мягкому предмету — виолончели.

Художник говорил, что предоставляет другим решать, символизирует ли выпрыгивающий из жерла конь самого Дали, а ангел — его брата, обозначает ли это гигантское жерло фаллос отца, а свисающая с дерева фигура — мать и не является ли само дерево символом супружеского ложа, с которого несутся звуки, напоминающие виолончель. Но художник ничего не говорит о пауке и муравьях, вызывающих в памяти "Великого Мастурбатора", лицо, склоненное к кузнечику на "Первых днях весны", и лежащую на пляже фигуру с одной из самых известных работ Дали — "Постоянство памяти" (1931).

Пылкая поклонница Дали, позднее горячо в этом раскаявшаяся, Марина Луссато, рассказывает, как они с Дали пытались превратить в реальность образы картины "Вечерний паук... Надежда!" спустя много лет после ее написания. В 1962 году в парижском отеле "Мёрис" Марина Луссато приняла участие в странном действе, своего рода обряде инициации. Бордовую ткань натянули на огромные пластиковые кольца так, что получился своеобразный туннель, в который и залезла девушка; она должна была пробираться по нему, отталкиваясь от мягких податливых стен локтями и коленями. С трудом удалось ей выбраться через узкое отверстие — так на картине "Вечерний паук... Надежда!" лошадь выпрыгивает из жерла. Когда она наконец оказалась снаружи, Дали сказал, что Марина перевернула с ног на голову биологический процесс рождения, выбравшись на свет не из женского тела, а из символического фаллоса. Луссато, рассказывая эту историю Карлтону Лейку, заключает, что в основе личностного своеобразия Дали — сексуальный невроз, не будь которого, художник превратился бы в параноика, каким он нередко притворяется.

На картине, написанной Дали в разгар второй мировой войны, "Геополитик, наблюдающий за рождением нового человека" (1943) художник дарует жизнь "сыну будущего". Из яйца, символизирующего Землю, появляются часть человеческого торса и рука; нога тем временем пытается разбить скорлупу, собирающуюся складками, как простыня. С таким усилием мертвецы в стихотворении Альберти возвращаются на землю.

Слышно, как вы прорастаете, слышно ваше страданье, слышно, как вы ворочаетесь под оболочкою почвы, земля из вас лепит колос и в таинстве воссозданья чувствует, как молодеет, как наливается сочно.

 

Рука и торс на картине принадлежат Дали; трещина в скорлупе вызывает в памяти уходящие к горизонту ступени "Первых дней весны". Обнаженный гермафродит, прикрытый лишь фиговым листком, показывает ребенку, в котором несложно узнать ангела с картины "Вечерний паук... Надежда!", как рождается новый человек. Из треснувшей скорлупы вытекает лишь одна капля крови; очевидно, что рождение нового человека — процесс болезненный и долгий.