Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
И всюду костыли, костыли, костыли...

И всюду костыли, костыли, костыли... На пятой странице своего "Краткого словаря сюрреализма" Сальвадор Дали пишет: "Костыль

—    деревянная подпорка, производное от философии картезианства. Обычно используется для поддержки нежности в мягких структурах". Кроме картин "Размышление об арфе", "Обычная арфа, изысканная и невидимая", "Призрак зова плоти", костыли появляются еще по крайней мере в трех работах художника — "Парикмахер, озабоченный постоянством хорошей погоды" (1934), "Постоянство хорошей погоды" (1932—1934) и "Обычный атмосферно-гидроцфальный бюрократ, когда он доит череп-арфу" (1934). На картине "Постоянство хорошей погоды" один из безумных сыновей Лидии, зажимая в руке осьминога, убегает от полуодетой Галы — как на картине "Обычная арфа, изысканная и невидимая". На обеих полотнах Гала одета в ту же расшитую курточку, что и на картине 'Тала и Анжелюс" Милле перед неминуемым появлением конических анаморфозов" (1933).

В Верхнем Ампурдане, откуда родом Сальвадор Дали, и по сей день деревянные костыли часто используют как подпорки в садах и на огородах. Крестьяне вбивают их в землю, подпирая стволы деревьев, чтобы резкие порывы горного ветра не повалили их.

 

Всю жизнь, начиная с детства, такие костыли были у Дали перед глазами. Тем не менее человек, который в 1930 году провозгласил полное недоверие реальности, станет и в этом случае всячески искажать объекты реального мира, как того требует параноидно-критический метод. В интервью "Плейбою" на своем убогом английском — возможно, чтобы избежать необходимости давать более подробные объяснения, — Дали сказал, что с тех пор, как в детстве он увидел в одной лавке эти костыли, они для него всегда "символизировали смерть и воскресение после смерти". Но Рейнолдсу Морзу он признается, что на самом деле костыли для него — метафора "его первого преступления".

Тому же Морзу Дали говорит, что предмет, который он с такой навязчивостью воспроизводит на своих картинах, — это "подпорка снобизма той аристократии (читай: виконты де Ноайль), благосклонности которой я так добивался в Париже". Дали повторяет костыли не только на картинах и в рисунках; он выполняет для американцев эскиз украшения — золотой костыль, весь в рубинах, который "преступно элегантная женщина может прикрепить к носу, чтобы чувствовать, как больно щиплет собственный эксгибиционизм, инкрустированный на лице". Идея такого экстравагантного украшения подсказана Дали его "Автопортретом с куском жареного свиного сала" (1941), где лицо художника — удлиненная мягкая маска, которую поддерживают многочисленные костыли; самый маленький упирается в почти расплывшиеся очертания ноздрей. Об этом автопортрете Дали сказал — "перчатка меня самого". Перчатка, надо заметить, съедобная и, возможно, передержанная на огне, что объясняет появление муравьев около глаз и в уголках губ.