Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Призрак зова плоти

На картине "Призрак зова плоти" в роли символического чудовища, вызывающего у мальчика не столько ужас, сколько любопытство, выступает призрак зова плоти — деформированный и окаменелый женский остов на берегу моря в Кадакесе, остов, где смешаны мягкие и твердые формы, ступни ног и одна рука ампутированы, а вторую руку подпирает костыль. Когда Карлтон Лейк впервые увидел "Призрак зова плоти" на выставке в Нью-Йорке, картина висела рядом с большим полотном "Открытие Америки Христофором Колумбом" (1959), но казалась более монументальной работой, чем все остальные, представленные на экспозиции. Считается, что этот шедевр Дали навеян "Сидящей купальщицей" (1929) Пикассо. Если это действительно так и учитывая, что картина Пикассо является вивисекцией Ольги Пикассо, проделанной мужем, который в тот момент ненавидел ее с почти неистовой одержимостью, то возникает вопрос, каковы же были истинные отношения Дали и Галы в тот благословенный год. Естественно, обожание, которым Дали окружил свою законную жену (они сочетались гражданским браком в 1934 году перед поездкой в Соединенные Штаты), часто не более чем составляющая его публичного образа, сдобренная известной долей иронии. Как бы то ни было, написанная годом ранее картина "Гала, удерживающая в равновесии на плече две бараньи отбивные" (1933), где лицо женщины обращено к ребенку с обручем, хотя на сей раз и не в матроске, кажется ступенью, необходимой для того, чтобы мог появиться "Призрак зова плоти".

 

В том же 1934 году Дали, забыв, что он не понимает своих картин, пытается объяснить этот шедевр — анализ его, довольно забавный, на самом деле тщательно скрывает истинные намерения художника. Художник поделился открытием, что сексуально женщины гораздо притягательнее, если разложить женское очарование на составляющие, как разложен на отдельные части остов женской фигуры на картине "Призрак зова плоти". Дали также высказал убеждение, что кости должны находиться над мышцами, а не внутри них, — точка зрения, явно расходящаяся со взглядами Энгра, одного из любимых художников Дали. На Энгра человеческий скелет производил такое огромное впечатление, что он тщательно, с избытком, прикрывал его плотью, отчего кости на полотнах художника, казалось, утрачивали присущие им анатомические функции.