Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Однажды на прогулке мальчик схватил рукой рыбку-слизняка, как их называют на побережье Коста-Брава из-за необычайно липкой чешуи, и крепко зажал в кулаке, чтобы рыбка не выскользнула. В стиснутых пальчиках ребенка виднеется только головка рыбешки, которую он подносит к лицу, чтобы лучше рассмотреть. Тут он испускает вопль ужаса и отбрасывает рыбешку в сторону. Отцу, прибежавшему на его. крик, мальчик, захлебываясь от рыданий, говорит: "Я видел морду рыбки, она точно такая, как у кузнечика!" Удивленный и немного испуганный, нотариус крепко прижимает к себе сына, смутно подозревая, что ему никогда не будет дано понять это существо. "Как странно, — говорит он сам себе, — ведь ему так нравились кузнечики..." Как ни удивительно, Дали совершенно забыл об этом случае, пока отец не напомнил ему, но тогда еще ни один из них не подозревал, что впоследствии кузнечик будет замещать в творчестве художника образ отца. Сам Дали признается в этом Флер Коулс: "Из-за отца многие мои порывы оказались обречены. Это был человек устоявшихся, довольно старомодных взглядов, который совершенно не хотел, чтобы я становился художником. В конце концов я избавился от его влияния и заменил в глубинах моей души образ отца образом кузнечика". Не все правда в этом заявлении. Когда Дали был маленьким, взгляды нотариуса отнюдь не отличались старомодностью. Еще в 1896 году, когда дон Сальвадор только готовился стать нотариусом, он вместе с известным либеральным политиком Амадеу Уртадо был арестован по требованию военных властей за участие в волнениях в Барселоне. Благодаря своей справедливости дон Сальвадор пользовался в Фигерасе уважением людей самых консервативных убеждений, хотя его республиканские взгляды и атеизм ни для кого не были секретом. И хорошо известно, что, преодолев начальные колебания, он никогда не чинил препятствий художественным наклонностям сына. Тем не менее ему настолько отвратительны и непонятны эксцентричные выходки сына, что, когда художнику исполнится двадцать пять лет, отец отречется от него.

Дон Сальвадор ничего не подозревал ни о том, что на картинах сына он превратился в кузнечика, ни, естественно, о мотивах подобной трансформации. Столкнувшись с невозможностью обратить на себя любовь, отдаваемую отцом умершему первенцу, Дали бессознательно превращает нотариуса в хладнокровное: в насекомое или рыбу, а иногда и в мертвеца. Но художник всегда помнил, что его зовут так же, как брата и как отца, словно речь идет об одном человеке или одном чудовище, едином в трех лицах. Дали отбросил в сторону рыбешку после того, как поднес ее близко к лицу. Отброшенная, она агонизирует в конвульсиях — должно быть, так, задыхаясь от кашля, умирал его брат.