Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Дали рассказывал Рейнолдсу Морзу, что, когда он был ребенком, его неудержимо притягивал и в то же время страшил один из жителей Кадакеса, страдавший гидроцефалией. Много раз в кошмарных снах Дали казалось, что огромный, удлиненный череп человека, с которым он боялся сталкиваться на улице, преследует его; этими чувствами проникнута картина "Обычная арфа, изысканная и невидимая" (1932). Изображенный пейзаж напоминает Порт-Льигат — на вершине холма два рыбака среднего возраста; один держит в руках разбитый кувшин, а изо рта у него свисает платок. Изо рта другого торчит сигарета, берет низко надвинут на лоб, и что-то безумное ощущается во всей внешности этого человека. На заднем плане — между выщербленных стен и разрушенных домов — пробегает женщина, со спины похожая на Галу. У того, кто держит разбитый кувшин, — ужасная удлиненная голова, подпертая воткнутым в землю деревянным костылем; рядом с костылем застыл, пристально глядя на нас, человек в берете.

В связи с этой картиной Дали утверждал, что тело вполне можно считать отростком при черепе. "Если я освещаю стол свечой — я создаю определенную атмосферу, — говорил художник. — Атмосфер-ногидроцефальная голова, размеры которой в пятьдесят раз превышают нормальные, тоже может создавать атмосферу". Уродливое существо на картине "Обычная арфа, изысканная и невидимая" — воплощение детского страха художника: Дали рассказывал Дешарну, что прообразами двух рыбаков стали безумные сыновья Лидии из Кадакеса. Вдова Нандо, голубоглазого рыбака, Лидия без памяти влюбилась в Эужени д'Орса, решив, что именно ее он изобразил в героине своего знаменитого романа "Красотка". Каждый день Лидия писала д'Орсу послания, на которые он не отвечал, но женщина уверяла, будто он направляет ей зашифрованные ответы через свою ежедневную рубрику в газете "Ла веу де Каталунья". Дали был заворожен Лидией, которая глубоко к нему привязалась и посвящала во все свои секреты. Лидия была способна сказать художнику: "Семь войн и семь книг о мучениках иссушили два источника в Кадакесе. Красотка умерла: ее убили Блоха и Грек (прозвища местных жителей), а также новое общество, общество анархистов и негодяев". Искусная кухарка, она давала Дали рецепты, порожденные ее больной фантазией, которые художнику казались достойными Аристофана. "Чтобы приготовить рыбу кривозуб, нужны безумец, скряга и транжира. Безумец должен раздувать огонь, скряга станет подливать воду, а транжира — масло". Сыновья Лидии, еще более безумные, чем мать, но не отличавшиеся ее богатым воображением, были молчаливыми и сторонились других людей. Их всегда видели вместе, словно один из них был тенью другого, — так призрак первого Сальвадора Дали неотступно следовал за художником. Сыновьям Лидии постоянно казалось, что за ними следят, и, таинственно оглядываясь, они сообщали Дали, что нашли на пляже радий: "Огромные глыбы! Сколько хотите!"