Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
От природы очень наблюдательный, уже в юном возрасте Дали обращает внимание, что странное чувство, испытанное им в пятилетнем возрасте, когда, столкнув малыша с моста в Кабрилсе, он стоял словно завороженный, глядя на стебельки травы, повторяется: после своих прилюдных выходок, когда он балансирует на грани смерти при всеобщем восхищении, Дали с необыкновенной остротой чувствует окружающий мир — деревья, цветы, поля в окрестностях Фигераса. "В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом", — вспоминает художник. Но, даже чувствуя себя равновеликим Божеству, Дали не может избавиться от призрака своего брата — для этого ему понадобится вся долгая жизнь. Когда после исключения из Колехио де лос Эрманос Маристас, потеряв целый год, Дали появляется в средней школе Фигераса, на нем завязанный бантом галстук с длинными концами и рубашка с широченными, подвернутыми вдвое манжетами. Изумленному приятелю, Марти Косте, он загадочно говорит, что "готовился к этому несколько лет". На устном экзамене по математике, который принимал очень близорукий преподаватель, Дали в этом одеянии выходит к доске, а на манжетах у него написаны ответы на все задачи. Тот же Марти Коста теперь восхищается тем, как ловко разыгрывает Дали комедию: притворяется, будто что-то забыл, вздыхает, хлопает себя ладонью по лбу, а сам тщательно переписывает все со шпаргалки на манжете, чего преподаватель так и не замечает.

Действительно, именно тогда рождался его публичный образ. Все начиналось с представления, разыгрываемого сначала только для себя одного, когда он наряжался королем в бывшей туалетной комнате, ставшей его первой мастерской, потом же он будет возить это представление по всему миру, как балаганный зазывала. Врожденная отчаянная робость Дали, потребность в уединении и рефлексии, ставшие необходимостью после первых шагов в искусстве, начинают сочетаться с тщательно продуманным, отработанным и трудно ему дающимся эксгибиционизмом, благодаря которому Дали глубже понимает действительность. На закате жизни, вспоминая юность, он будет подвергать сомнению само существование природы. Так, художник признается Луису Пауэлсу, что иногда сомневается в реальном существовании окружающего мира и не знает, действительно ли он живет, а может, просто нарисовал этот мир и невероятную судьбу человека, которого спрашивают, не является ли он Богом. Но все это — в будущем, когда Судьба, контуры которой были различимы еще в детстве, состоится. А пока Дали снедаем одним желанием — быть в центре внимания, пусть даже за спиной его называют сумасшедшим. Поэтому он и ведет себя в школе вызывающе и даже не заявляет в свое оправдание, что единственное различие между Дали и безумцем в том, что Дали не безумец.