Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Драма Дали
Драма Дали посложнее — ведь он вполне искренне сомневается в законности собственного существования: его могло бы не быть и он не носил бы того имени, что носит, — не скончайся первенец нотариуса, родители не зачали бы будущего художника. Дали кажется, что он живет вместо другого и что даже смерть его будет смертью другого. Когда он был совсем маленьким, настолько, что не знал, сколько ему лет, кормилица, взяв его на руки, отправилась в кондитерскую лавку. Ему обещали купить облитый сахаром лук, но лавка оказалась закрыта. Маленький Дали приходит в полное отчаяние и начинает вопить как одержимый: "Хочу лука! Хочу лука!" Смутившаяся и растерянная кормилица не знает, как заставить ребенка замолчать. "Хочу лука! Хочу лука!" Он видит в витрине связку манящих сладостей, напоминающих косичку белокурой девочки; она так близко, совсем рядом, и вместе с тем недостижима — так потом будет столь же близок и недостижим другой Сальвадор Дали, который все отступает и отступает по мере приближения к нему. Ребенок еще не умеет писать, но он чувствует острую потребность оставить где-то свой след. Взгляд малыша, сидящего на руках у кормилицы, падает на незастегнутую английскую булавку, воткнутую в платье женщины; он хватает ее и яростно царапает острым концом щеку женщины, "гладкую, розовую и податливую, как доска", — теперь он утвердился, "расписавшись" чужой кровью.

Раннее детство Дали прошло не только под знаком несчастного тезки и тягостного давления личности отца, но также и под влиянием Христа и Веласкеса. Репродукцию "Распятия" — уважая веру жены — нотариус поставил на комоде в спальне рядом с фотографией умершего первенца, на которой, по воспоминаниям Дали, изображен ребенок лет семи. На самом деле малышу не сравнялось и двух лет, но, по всей видимости неосознанно, художник чувствует свою ошибку, потому что много раз повторяет: "Внешний вид маленьких детей внушает мне ужас, они мне отвратительны, как все, что напоминает зародышей. Я спокойно воспринимаю детей только с того возраста, когда они перестают походить на чудовищ и делают первые шаги". Другими словами, он может принять своего брата только в том возрасте, когда тот уже мертв. Поэтому Дали путает даты рождения и смерти первенца и заставляет его умереть в 1901 году, когда тот только-только появился на свет.