Мифический и магический мир Сальвадора Дали
Лорка для Дали — обретенное воплощение брата
Первая смерть Сальвадора Дали
Маэстро любил порассуждать о таинственной загадке
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
Сальвадор Дали появлялся на свет дважды
Все живое старается воспроизвести себя во времени
Сверх-Я
Даже боги нуждаются в верующих
Борьба с другим Сальвадором Дали
Гала в костюме "изысканного трупа"
Противоречия
Желание стать Наполеоном
Почти уверенный в том, что сошел с ума
Неудержимое желание сразу состариться
Гениальность Сальвадора Дали
Вторая смерть Сальвадора Дали
Подлинные даты рождения и смерти
Кеведо говорит об искусстве Веласкеса
Битва при Тетуане
Рассказ о трагическом фарсе Лорки
Драма Дали
Веласкес для Дали
Дали взял верх в сердце отца
В такие мгновения я бы не поменялся местами и с Богом
Первые зрители выходок Дали
Дали и Гала возвращаются
Дали по-прежнему ведет себя вызывающе
Внутриутробный рай
Стихотворение Альберти
Изгнание из первоначального рая в бренный мир
Рождение Божественного Дали
Ненаглядный, чего ты хочешь?
Сальвадор Дали и Сальвадор Дали
Один из этих стереотипов
Я в возрасте десяти лет, когда я был ребенком-кузнечиком
Из-за отца многие мои порывы оказались обречены
Случай с рыбкой
Призрак зова плоти
Ребенок-кузнечик
И всюду костыли, костыли, костыли...
Интервью "Плейбою"
Одержимость Дали костылями
Глубокоуважаемый Дали
Вечерний паук... Надежда!
Обличье ужасных существ
Связь между двумя Дали
Самый одинокий человек на свете
Борьба с самим собой
Дали звали "польский художник"
 
Франция — самая рационалистическая из всех стран мира
В "Тайной жизни Сальвадора Дали" маркиз подчеркивает, что у него, как и у покойного первенца, гениальность угадывалась даже в строении черепа, однако тут же добавляет, что легкая, постоянная завеса печали в глазах брата свидетельствовала о всепокоряющем таланте. "Я не был таким умным, но зато все пропускал через себя", он даже хотел, как мы знаем, стать зеркальным отражением усопшего. А поскольку скромность не относится к числу добродетелей Дали, подобное признание должно показаться нам, по крайней мере, правдоподобным.

В 1956 году маэстро заявляет, что Франция — самая рационалистическая из всех стран мира, тогда как он, Сальвадор Дали, родом из Испании, самой иррациональной и мистической страны. В другом месте он еще раз подчеркивает свое возмущение "чудовищностью интеллекта", центром которого является Париж, где, по выражению Дали, все смешивается и переплавляется. Еще четче выражается Дали, заявляя, что "нельзя говорить об уме Бога, поскольку Высший Творец не может обладать интеллектом, который не более чем изъян или болезнь, свойственные человеку". Заметим, что маркиз де Пубол любил называть себя "Божественным Дали" и утверждал, что был свидетелем чудес, явленных миру исключительно ради него и его прославления: "Я убежден: эти чудеса совершаются только для одного человека — Сальвадора Дали", и он смиренно благодарил Господа и ангелов за эти знамения. Несовместимые обычно миры живых и мертвых, между которыми четко обозначена грань, совмещаются, когда речь идет о Сальвадоре Дали: даже усопшие могут отождествляться с художником, чтобы превозносить маэстро. Так, когда речь заходит о его рождении, Сальвадор Дали утверждает: "Я убежден, что все великие люди прошлого, все те, чьи души образуют обволакивающую нас мистическую ноосферу — питательную почву духовности, — объединили свои усилия в то мгновение, когда я явился в мир, мгновение, когда гений человека бросил смерти свой самый дерзкий вызов". На этом сборище наверняка присутствовал и другой, несостоявшийся Сальвадор Дали — хотя бы из чувства семейного долга.

Маркиз полагал, что только интеллект отделяет отмеченных даром Божьим от простых смертных. Отсутствие его — парадоксальный дар, ниспосланный первым, а наличие — недостаток вторых. У покойного Сальвадора Дали интеллекта было в избытке — Сальвадор Дали, маркиз де Пубол, начисто его лишен. Поэтому первый не мог быть ничем иным, кроме как неудачным наброском, который стерла преждевременная смерть. Из "Тайной жизни" вытекает, хотя прямо об этом нигде не говорится, что два с лишним года должны были пройти, пока на донью Фелипу Доменеч и ее супруга снизошла благодать и они зачали второго сына. Подчеркнем, что, по соображениям человеческому разуму недоступным, Боги рождаются на свет в точно назначенное время — ни раньше, ни позже. Тогда как простые смертные могут появиться на свет и вследствие случайной или даже постыдной встречи женщины и мужчины.

Любопытно, что маркиз ("Маркиз! Ты божественен! Приветствую тебя", — мог бы сказать ему, будь они знакомы, Рубен Дарио словами, которые он посвятил маркизу де Саду) прекрасно помнит свои ощущения в утробе матери и описывает их от первого лица. Но о дне своего рождения Сальвадор Дали рассказывает в третьем лице, словно речь идет о другом Сальвадоре Дали: "Ветер застыл на безоблачном майском небе. На поверхности Средиземного моря, гладкой, Словно рыбья чешуя, играли лучи солнца. Что может быть лучше! Сальвадор Дали и не мог желать ничего иного!"