Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
Необычность передачи внутреннего движения
Необычность передачи внутреннего движения раскрывается постепенно, поэтапно, не нарушая духовной сосредоточенности модели. Эта картина изобилует множеством на первый взгляд сугубо декоративных деталей. Однако они выполняют совсем неоднозначную символическую функцию. Например, яйцо, издавна являющееся образом вселенной, олицетворением начала начал, подвешенное к типичному элементу барочной пластики — раковине, обретает здесь, по-видимому, уже более скрытое, измененное значение. Художник вводит в композицию не связанные логической нитью изображения рыбы, носорога, спелого колоса, раковин, роз... Возможно, тем самым он стремится выстроить одному ему известные метафорические ряды, но об этом остается лишь догадываться, хотя вполне вероятно, что живописец умышленно рассредоточивает различные атрибуты, дабы усилить магическую многозначительность содержания этого произведения. Преднамеренно изначально рассеивая внимание зрителя, художник готовит его к духовной сосредоточенности на главном, которое в конечном итоге становится всепоглощающим, вызывает сильный всплеск чувств, глубину сопереживания. Религиозная тема приобретает здесь характер аллегории жизни в ее божественном предназначении.

К числу программных произведений Дали, открывающих заключительную и вместе с тем самую продолжительную главу его творчества, относится полотно «Христос св. Иоанна на кресте» («Христос Сан Хуан де ла Крое»), написанное в 1951 году и хранящееся в художественном музее Глазго. Необычный ракурс распятой фигуры, обращенной в глубь картины, навстречу просвету, который служит как бы условной границей ирреального пространства и пространства вполне земного пейзажа, придает композиции в сочетании с эффектами контрастов света и тени драматическую экспрессию, усиленную идиллическим пейзажем. Некоторая холодность академически совершенного рисунка, колористическая напряженность и эмоциональный мистицизм, вступая в противоречие, обостряют восприятие произведения, акцентируют трагедийную интонацию, расширяют литературный контекст содержательной фабулы. Е. Завадская писала в своей статье по поводу «Христоса св. Иоанна на кресте»: «Дали связывает его с деятельностью папы Иоанна XXIII (на картине распятие представляет собой увеличенное во много раз изображение креста, принадлежащего папе), ратовавшего за объединение церквей, что было близко духовным исканиям Дали».

Уже в названных картинах Дали предстает перед нами в качестве религиозно-мистического художника, в творчестве которого содержится опосредованное отношение к современной ему действительности. Его работы теперь не предупреждают, устрашая, как это было в 30-е годы, а носят скорее назидательный характер. Они в большей степени напоминают театрализованные действа.