Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали строит композицию «Пылающей жирафы» по классическому пирамидальному принципу. В центре на первом плане он изображает женскую фигуру, которая словно не умещается в пределах пространства живописной поверхности. Сверху на нее давит густое, коричнево-черное марево то ли закопченного дымом неземных пожарищ небосвода, то ли надвигающаяся грозовая туча. Изломанный страданием силуэт, выразительное движение вытянутых в слабой попытке защититься от драматической неизвестности рук, выпирающие пустые ящики из женской фигуры, из-под груди, от бедра до колена, костылеобразные подпорки, поддерживающие некие мягкие змеевидные отростки, подчеркивающие надломленность женского силуэта, сама фигура, облаченная в тонкую зелено-голубую, облегающую и струящуюся ткань, служат выражению драматического переживания. Слева от центральной фигуры, на значительном удалении видна пылающая жирафа, за которой помещена написанная ярким золотисто-желтым бликом маленькая человеческая фигурка. Справа как бы в пространстве между центральной фигурой и силуэтом жирафы помещена в профиль еще одна женская фигура, напоминающая о неких тотемных божествах. От ее головы поднимаются, подобно голым веткам, то ли артерии, то ли электрические разряды, напоминающие мотив из картины «Великолепие руки» (1927). Над этой фигурой в поднебесье плывут два легких облака, с которых ниспадает прозрачный поток дождевых капель. Низкая линия горизонта с плавными очертаниями невысоких гор визуально укрупняет фигуры, придает силуэтам жирафы и женщины монументальность, усиленную пронзительным ирреальным пространством изумрудно-бирюзового неба, поднимающегося от самой земли, из-за гор навстречу гнетущей темноте, нависающей над головой центральной фигуры в композиции.

Картина производит далеко не однозначное впечатление. Драматические акценты, ужасающие мотивы действуют отнюдь не отталкивающе, а интригующе. Перед нами открывается таинственное, устрашающее и одновременно манящее фантастическое зрелище. На примере этой картины можно с полной ответственностью говорить о характерном для творчества Дали парадоксе, противоречии агрессивной образно-содержательной доктрины, направленной на раздражение сонного разума, рассчитанной на активную защитную реакцию, и изысканной, драгоценной, притягивающей взор великолепием живописной поверхности.

В своих воспоминаниях о встречах с Дали известный советский дипломат, академик Итальянской академии искусств Николай Федоренко приводит такие слова художника: «Сюрреализм в известной степени представляет собой сумму мыслей, человеческих радостей и трагедий. Каждый из нас — всего лишь клетка, пылинка огромного, непознанного мира... Я не раз заявлял, что сюрреализм — это я. Даже мое имя Сальвадор, что по-испански означает «спаситель», я рассматриваю как знамение — быть спасителем современного искусства. Свою живопись я считаю вершиной собственного сознания. Что касается мотивов абсурда и параноидальных выходов, то любые фантазии, волшебные видения никогда не выйдут за пределы реального. Человеческое воображение — это общая сокровищница снов, вожделений и мечтаний людей... Не знаю, многие ли правильно понимают высший смысл жизни и творчества художника. Для меня в искусстве — вся сущность бытия».