Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
«Память женщины-ребенка»
В другом крупноформатном полотне «Память женщины-ребенка» (частное собрание), относящемся к 1932 году, Дали развивает, варьируя близкую к картине «Настойчивость памяти» тему. И здесь сплетены воедино реальные, натуралистически выписанные фрагменты и фантастические, причудливые формы, немыслимые комбинации, как, например, бюст бородатого мужчины с обнаженной женской грудью с венком роз вокруг, установленный на странной с пространственными прорезями, с плавно очерченным силуэтом скульптуре, подобной абстрактной конструкции оранжево-желтого цвета. В прорезях-дырах виднеются иллюзорно выписанные фрагменты идиллического в своем безмолвии морского пейзажа. В правом нижнем углу картины уже знакомый мотив постамента, на котором лежит ключ. На обращенной к зрителю, фасадной его стороне зафиксированы, очевидно, вместо надписи карманные часы с закрытыми, богато декорированными крышками-циферблатами. Эта работа построена по развернутой сюжетной фабуле и так же, как «Настойчивость памяти», на основе прямых аналогий и ассоциативных сопоставлений. Она расширяет возможность истолкования одних и тех же конкретно-символических атрибутов темы.

В поисках истины, духовности Дали идет по пути соблазнов и искушений, будто проверяя самого себя, испытывая свою веру грехом. За внешней абсурдностью алогичных сюжетно-смысловых коллизий скрывается богоискательская личность художника, терзающегося сомнениями в непорочности хранимых человеческой памятью постулатов, в условности общепринятых реалий. Его искусство несет в себе особую, необъяснимую религиозность. В поисках единого бога, бога-истины он впадает из одной крайности в другую. Устрашающие видения и идиллические грезы, буйство и смирение, отчаяние и вера — эти чувства, выраженные в произведениях в различных соотношениях и вариациях, активно воздействуют на зрителя.

С изощренной изобретательностью Дали сочиняет сложнейшие сюжеты, которые при всей программной заданности содержания его картин вызывают самые непредвиденные ассоциации. Кажущаяся неосознанность, случайность появления тех или иных мотивов, по всей вероятности, обманчива. Искусственно возбуждая различные чувственные реакции, он на самом себе, как на некоем универсуме проверяет их действие, вместе с тем не выпуская эмоциональные вспышки изпод контроля разума. - Произведения мастера подобны мистериям, они одновременно могут отождествляться в нашем восприятии как со злом, так и с добром. Эти таинства, на первый взгляд открытые для всех, вместе с тем доступны лишь посвященным. Быть может, в этом, а не в сугубо сюжетно-содержательных и формально-пластических качествах, поддающихся описанию, прежде всего заключена парадоксальность великого таланта Дали, его непредсказуемость и неповторимость.