Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
Произведения мастера
Произведения мастера требуют способности к ассоциативному мышлению, повышенной чувствительности. Наверное, настанет время, и работы художника начнут восприниматься не так, как сейчас, а в совершенно другом философском и социальном контексте, и о них будут наконец говорить как о произведениях, воспитывающих и развивающих чувства, пробуждающих сознание и стимулирующих творческую мысль, по-своему утверждающих истинные ценности гуманизма. Нельзя только любить или только ненавидеть. Здесь уместно еще раз вспомнить слова самого Дали: «Как вы хотите понять мои картины, когда я сам, который их создал, их тоже не понимаю. Факт, что я в тот момент, когда пишу, не понимаю моих картин, не означает, что эти картины не имеют никакого смысла, напротив, их смысл настолько глубок, сложен, связан, непроизволен, что ускользает от простого логического анализа».

Нередко художник сам, пугаясь чувств и мыслей, тиранящих душу, вынужден был маскировать их хитросплетениями фантазий от самого себя. Вот почему так трудно, а подчас и просто невозможно постичь подлинную суть многих его произведений. Реальность, видимо, представлялась Дали куда опаснее, страшнее, чем самый жуткий вымысел. Не этим ли объясняется постоянное бегство художника от действительности, как от собственной тени, во вселенскую безграничность, в потусторонние дали неосознанных предчувствий. Он являл собой то доброго, то яростного, то лицемерного, алчного, двуликого человека, то умершего, то уцелевшего ангела, словно рожденного поэтическим циклом Альберти «Об ангелах».

В 30-е годы парадоксальный талант, гениальные видения Дали как бы растворяют и затмевают собой произведения и славу многих других выдающихся художников того времени. Он становится несомненным лидером сюрреализма. Его фантазии кажутся беспредельными, ошеломляют, обескураживают, им трудно что-либо противопоставит. Вместе с тем, оставаясь внешне в пределах сюрреалистической концепции, он сам, быть может, того не подозревая, разрушает весьма условные каноны сюрреализма, вырываясь из плена собственных и чужих теорий. Образы, рожденные воображением художника, становятся все более мрачными, трагичными, напряженными; его живопись приобретает новые, нерукотворные качества, она будто живет сама по себе, «таинственно мерцая или накаляясь воспаленными вспышками красок,    создает новую мифологию, не мифологию прошлого, а драматичную мифологию будущего, цвет, причудливые формы, само движение линий имеют у него особое символическое предназначение. Он сочиняет чудовищные, отталкивающие патологичностью, устрашающие и озаряющие предвидением композиции. Через нагромождения ассоциативных изобразительных рядов, через искушения придуманных и существующих пороков и грехов, из бездны отчаяния и страхов, преображаясь и духовно очищаясь сам, он стремится помочь человеку избавиться от неверия и найти путь к истинной вере.