История искусства
История дизайна
 
Канон в искусстве

Канон (от греч. kanon - правило, предписание) - свод положений, имеющих догматический характер. В изобразительном искусстве: система стилистических и иконографических норм, господствующих в искусстве какого-либо периода или направления. Канон — в изобразительном искусстве, совокупность твердо установленных правил, определяющих в художественном произведении нормы композиции и колорита, систему пропорций, либо иконографию данного типа изображения. Каноном называется также произведение, служащее нормативным образцом. Системы канонов, связанные с религиозными предписаниями, господствовали в искусстве Древнего Востока и средних веков (церковно-догматические каноны, «подлинники» в иконописи).

 

Для античности и Возрождения характерны попытки рационалистическим путем найти идеальную закономерность в пропорциях человеческого тела и вывести неизменные, математически обоснованные правила построения человеческой фигуры. Для ряда эпох и направлений в искусстве, где преобладающим был художественный символ, а не образ, видную роль в процессе творчества играла каноническое художественное мышление, нормативизация творчества, канонизация системы изобразительно-выразительных средств и принципов. Отсюда, прежде всего, на уровне имплицитной эстетики канон стал одной из существенной категории классической эстетики, определяющих целый класс явлений в истории искусства. Обычно он означает систему внутренних творческих правил и норм, господствующих в искусстве в какой-либо исторический период или в каком-то художественном направлении и закрепляющих основные структурные конструктивные закономерности конкретных видов искусства. Каноничность в первую очередь присуще древнему и средневековому искусству. В пластике с Древнего Египта утвердился канон пропорций человеческого тела, который был переосмыслен древнегреческой классикой и теоретически закреплен скульптором Поликлетом в трактате «Канон» и практически воплощен в статуе «Дорифор», также получивший название «Канон».

 

Разработанная Поликлетом система идеальных пропорций человеческого тела стала нормой для античности и с некоторыми изменениями для художников Ренессанса и классицизма. Витрувий применял термин «канон» к совокупности правил архитектурного творчества. Цицерон использовал греческое слово «канон» для обозначения меры стиля ораторской речи. В изобразительном искусстве восточного и европейского средневековья, особенно в культовом, утвердился иконографический канон.

 

Выработанные в процессе многовековой художественной практики главные композиционные схемы и соответствующие им элементы изображения тех, или иных персонажей, их одежд, поз, жестов, деталей пейзажа или архитектуры уже с 9-го века закреплялись в качестве канонических и служили образцами для художников стран восточно-христианского ареала до 7 века. Своим канонам подчинялось и песенно-поэтическое творчество Византии. Флоренский и Булгаков рассматривали проблему канона применительно к иконописи и показали что в иконографическом каноне закреплялся многовековой духовно-визуальный опыт человечества (соборный опыт христиан) по проникновению в божественный мир, который максимально высвобождал «творческую энергию художника к новым достижениям, к творческим взлетам». Лосев определял канон «количественно-структурную модель художественного произведения такого стиля, который, являясь определенным социально-историческим показателем, интерпретируется как принцип конструирования известного множества произведений». Роль канона в процессе исторического бытия искусства двойственна.

 

Будучи носителем традиций определенного художественного мышления и соответствующей художественной практики, канон на структурно-конструктивном уровне выражал эстетический идеал той или иной эпохи, культуры, народа, художественного направления и т.п. В этом его продуктивная роль в истории культуры. Когда же со сменой культурно-исторических эпох менялись эстетические идеалы и вся система художественного мышления, канон ушедшей эпохи становился тормозом в развитии искусства, мешало ему адекватно выражать духовно-практическую ситуацию своего времени. В процессе культурно-исторического развития этот канон преодолевается новым творческим опытом. В конкретном произведении искусства каноническая схема не является носителем собственного художественного значения, возникающего на его основе. Художественно-эстетическая значимость канона заключается в том, что каноническая схема, закрепленная как-то материально, или существующая только в сознании художника, являясь конструктивной основой художественного символа, как бы провоцирует талантливого мастера на конкретное преодоление ее внутри нее самой системой мало заметных, но художественно-значимых отклонений от нее в нюансах всех элементов изобразительно-выразительного языка.

 

В психике воспринимающего каноническая схема возбуждала устойчивый комплекс традиционной для его времени и культуры информации, а конкретные художественно организованные вариации элементов формы побуждали его к углубленному всматриванию во вроде бы знакомый, но всегда в чем-то новый образ, к стремлению проникнуть в ее сущностные, архетипические основания, к открытию каких-то еще не известных его духовных глубин. Искусство Нового времени начиная с Возрождения активно отходит от канонического мышления к личностно-индивидуальному типу творчества. На смену «Соборному» опыту приходит индивидуальный опыт художника, его самобытное личностное видение мира и умение выразить его в художественных формах.

 

И только в пост-культуре, начиная с поп-арта, концептуализма, постструктурализма и постмодернизма, в системе художественно-гуманитарного мышления утверждаются принципы, близкие к каноническим, некие симулякры канона на уровне конвенциональных принципов творчества, когда в сферах арт-производства и его вербального описания (новейшей арт-герменевтики) складываются своеобразные канонические приемы и типы создания арт-продуктов и их вербальной поддержки. Сегодня можно было бы говорить о «канонах», точнее квазиканонах поп-арта, концептуализма, «новой музыки», «продвинутой» арт-критики, философско-эстетического дискурса и т.п., смысл которых доступен только «посвященным» в «правила игры» внутри этих канонически-конвенциональных пространств и закрыт от всех остальных членов сообщества, на каком бы уровне вне духовно-интелектуального или эстетического развития они ни находились.