Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
Композиция
Два наиболее значительных из созданных Дали в тот год произведений — «Раскрашенные удовольствия» и «Мрачная игра» — представляют для исследователей наследия художника принципиальное значение. В первой из упомянутых картин чувствуется несомненное обращение к живописно-пластическим идеям и образам Макса Эрнста. Именно обращение, а не подражание или цитирование.

Не будем во всех подробностях и деталях описывать это сложное многосюжетное построение бессюжетных по преимуществу фрагментов, символизирующих страсть и глупость, безумие и рассудочность. Важнее отметить, что здесь Дали уже предстает преодолевшим притягательную силу чужих образов сюрреалистического видения мира. Мы наблюдаем логический переход на новый уровень ощущений и понимания; взаимопроникновений и взаимозависимостей ирреального и сущего. Трагикомический фарс в испанском духе, ирония начинают отодвигаться как бы на второй план, уступая место стремлению к гротеску. Естественно, трагикомические мотивы, иронические интонации все еще присутствуют в его работах, но уже в ином контексте, для иных, вспомогательных целей.

Композиция «Раскрашенных удовольствий» зрительно состоит как бы из пяти сплюснутых пространственных зон, каждая из которых связана с остальными и конструктивно, и колористически, и ассоциативно. В этой картине чувствуется опыт работы в кинематографе, он выражен в построении композиции по принципу своеобразной раскадровки изобразительных структур. Три основных конструктивных элемента работы похожи на плоские ящики, напоминающие сегодня телевизоры. В них заключены разные живописные сюжеты, которые воспринимаются как картины в картине. Одновременно эти ящики-экраны выполняют функцию горизонтального членения композиции, акцентирования ее живописно-пластической и содержательной многослойности. На первом плане, иллюзорно выдвинутом на зрителя, в центре изображена пара: бородатый мужчина, пытающийся обнять рвущуюся из его рук женщину с искаженным гримасой ужаса лицом. Они находятся в некоем пространстве, напоминающем гребень волны. Справа, в ящике со срезанным рамой краем запечатлены многочисленные, расположенные параллельными ярусами фигуры велосипедистов в смокингах то ли с мешками, то ли с каменными скорлупами на головах вместо шлемов. Они движутся независимо друг от друга встречными курсами в каком-то отрешенном исступлении. Подобная этим головным уборам, «вскрытая» яйцевидная форма в левой верхней части картины интересно корреспондирует с правым ящиком-экраном. В ее чреве виднеется нечто очень похожее на аккуратно расчесанную голову. Эта же форма, заменяющая головной убор велосипедистам, запечатлена в парящем состоянии на фоне монотонной архитектуры в левом ящике-картине. А в самом большом ящике, расположенном за центральной группой (мужчиной и женщиной), мы видим изображения, ассоциирующиеся с живописью Миро, с микробиологическими, плавно прорезающими пространство формами, внутри которых помещены тщательно выписанные кузнечик и что-то подобное личинке или улитке. Тут же странная, деформированная зеленоватая голова с закрытыми глазами. За этим ящиком виднеется вершина еще одного узкого, похожего на тумбу-подставку под скульптуру или на пьедестал ящика, на котором громоздятся две женские головы, маленькая и непомерно большая по отношению к нижней, с искаженными зловещей улыбкой ртами. Головы контрастируют и по массе, и по цвету: маленькая — мертвенно серая, большая — утрированно живой телесной раскраски. Встык к большой голове помещена маска льва с оскаленной пастью. Казалось бы, изолированные друг от друга объемы и изображения, существующие внешне словно сами по себе, объединены состоянием невесомости, которое подчеркивается прямоугольным, скошенным по диагонали черным провалом, лишающим запечатленные объекты точек опоры. Вопреки известным нам законам физики тяжелые на вид ящики не падают в бездну, а, напротив, зависли над ней.