Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
Ранние полотна живописца
Ранние полотна живописца отмечены удивительной отзывчивостью на разнородные традиции, следованием строгой художественной дисциплине и при всей похожести на что-то уже виденное самостоятельной образно-пластической ценностью. Хотя в статьях, помещенных в барселонской печати о выставке, и обращалось внимание прежде всего на заметное влияние на молодого мастера кубистических работ Пикассо, ныне мы можем говорить о более широком круге его эстетических интересов и предпочтений. Но конечно, истинным кумиром, новой звездой мирового искусства являлся Пабло Пикассо, с которым Дали вскоре предстояло встретиться.

Это произошло в 1927 году во время первой поездки Дали в Париж. Возможно, и сама поездка была предпринята только для этого. Под впечатлением от встречи, изменившей направления поисков собственного неповторимого об-разно-пластического языка, соответствующего миропониманию Дали, он создает первое свое сюрреалистическое произведение «Великолепие руки». Написанная маслом на деревянной доске композиция являет любопытный симбиоз стилистических тенденций, характерных для 20-х годов. В этой работе уже заложены основные компоненты, наличие которых мы будем наблюдать в его искусстве фактически на протяжении очень длительного времени.

В картине «Великолепие руки» скорее всего неумышленно предпринят опыт отчасти механического сложения пластических элементов и реалий метафизического искусства, кубистических и конструктивистских форм, футуристических принципов живописи, что в конечном итоге вызывает ощущение несовместимости подобного набора. И сама образная структура картины кажется достаточно случайной, но тем не менее произведение представляется важным для постижения художественной системы Дали. Он практически опробовал в этой работе многое из того, что знал. Это был первый серьезный эксперимент раскрепощения своей фантазии пока еще на чужой основе. При определенной эклектичности «Великолепие руки» все же обладает теми качествами, по которым безошибочно узнается рука Дали.

В центре пространственной композиции своеобразный пьедестал из двух перевернутых вершинами вниз объемов вытянутой пирамиды и, подобно треснувшему полену, конуса. Эта объемная конструкция, которую венчает порфирокрасная, условно написанная рука с синими разветвлениями артерий, удерживается на трех тонких, напоминающих учительские указки опорах. Окрашенная в белый цвет, с геометрически расчерченными черными расколами нижнего конуса, объемная конструкция отбрасывает ровную плотную черную тень. Тень эта воспринимается словно какая-то фантастическая фигура, отдаленно напоминающая человеческий силуэт. По сторонам этого монументализированного, несколько западающего на зрителя «пьедестала» изображены вздыбившийся осел с парящим над ним женским торсом и хрупкая женская фигурка с запрокинутой головой, а вся композиция дана на фоне пейзажа с очертаниями невысоких пологих гор и огромным небосводом. Рука как бы излучает энергию, подобную электрическим разрядам. Внешняя бессвязность здесь возводится художником в абсолют, однако за ней открывается бездна ассоциаций, которые можно свести как к многосложной цельности, так и бесконечно удалить друг от друга. Итак, впечатления от первой встречи с Пикассо реализовались почти спонтанно в произведении, с которого начался Дали таким, каким его обрел мир.