Сюрреализм
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Он ошибается — ну и что?
Ранние полотна живописца
Париж
Композиция
Ощущение веса
«Мрачная игра»
30-е годы Дали
Произведения мастера
Написанные в 30-е годы картины
Проблемы взаимоотношения времени и пространства
Драматический конфликт
«Память женщины-ребенка»
Фантастические картины мира
Дали — чрезвычайно плодовитый художник
Творчество мастера изобилует портретами
Фактура и цветовые отношения
Непостоянство Дали
Дали обо всем и ни о чем
«Предчувствие гражданской войны»
Вдоль заниженной линии горизонта
Сон разума рождает чудовищ
Осенний каннибализм
Жираф в огне
Картина производит далеко не однозначное впечатление
Дали восставал против безумного, безумного мира
Дали раскрывается перед нами
Американский период Дали
Удивительно изысканное
Написаны сотни картин
Значительные работы мастера
Необычность передачи внутреннего движения
Образная драматургия
Гала присутствует почти во всех крупных композициях Дали
Особого внимания заслуживает графика художника
Творческое наследие Сальвадора Дали
 
Формирование взглядов основоположников сюрреализма
Огромное влияние на формирование взглядов основоположников сюрреализма оказало философское учение австрийского психиатра Зигмунда Фрейда, содержащее концепцию универсальной психологической системы, способной заменить социологию и этику, по-новому истолковавшее предназначение искусства. Основу теории Фрейда составила концепция психоанализа, в которой психика подчинена особым, вечным, непознаваемым иррациональным силам, находящимся за пределами сознания. Бессознательное, согласно учению Фрейда, — это глубинный фундамент психики, влияющий на реальную, сознательную жизнь человека. По его убеждению, в искусстве и в сновидениях бессознательное выступает с наибольшей непосредственностью и именно в них открывается истинный путь познания «естественной сущности» человека. Именно фрейдизм послужил благодатной почвой для эстетики сюрреализма.

Подобно дадаизму, сюрреализм возник прежде всего как литературное движение. Первым произведением этого течения стала книга «Магнитые поля», написанная Андре Бретоном и Филиппом Супо. На свет появился новый журнал, который как бы подвел черту под дадаизмом «La revolution surrealiste» («Сюрреалистическая революция»). В одном из номеров журнала утверждалось: «...процесс познания больше не пригоден, интеллектуальность больше не идет в счет, единственно сон оставляет человеку все права на свободу».

Нигилистический на первый взгляд характер программных установок сюрреализма, очевидно, не более чем эффектный инструмент раздражения публики, возбуждающий сопротивление, неприятие. Для общества, пережившего трагедию первой мировой войны, потрясенного революционными бурями, подавленного экономическими депрессиями и разочарованного, сладкие грезы былого, казалось бы, оставались единственным уделом; человек ощущал себя беспомощным и озлобленным на весь мир. Ситуация деморализации, отчаяния и ненависти становилась необратимой. Из этого состояния шока могло вывести нечто неожиданное, еще более устрашающее своими последствиями. Вполне возможно, что некую миссию предотвращения вселенской катастрофы и взяли на себя сюрреалисты. Рисуя чудовищные картины предчувствий будущего, предрекая апокалипсис, пугая страшными видениями, они вызывали или стремились вызвать обратную реакцию, возвращая человеку человеческое. Внешнее, утрированное отрицание сущего должно было привести к мысли, что пока мы живем, за сном следует пробуждение. Едва ли столь активное по форме сверхреальное искусство, исполненное удивительных страстей, ставило целью призыв к пассивному ожиданию человеком уготованной ему откуда-то извне участи, к самоотречению от борьбы за жизнь, к погружению в бессвязные иллюзии сновидений. Само творчество сюрреалистов, на наш взгляд, опровергает это, несмотря на обилие высказываний, которые, как может показаться, полностью отрицают выше приведенный вариант нетрадиционного объяснения или ощущения гуманистического значения рассматриваемого литературно-художественного движения. Так, приверженцы иной позиции в качестве одного из аргументов, несомненно, приведут слова итальянского художника и поэта, родоначальника метафизической живописи Джорджо де Кирико, оказавшего заметное влияние на формирование концепции сюрреализма, который утверждал: «Для того чтобы произведение искусства было бессмертным, необходимо, чтобы оно вышло за пределы человеческого, туда, где отсутствуют здравый смысл и логика. Таким образом оно приближается к сну и детской мечтательности» Думается, что в этой мысли заложено значительно больше, чем можно просто прочитать. Кирико наверняка подразумевал под «человеческим» обыденное, скованное стереотипами, так же как в здравом смысле и логике видел покорное следование прописным истинам. На такое «перевернутое» толкование приведенных слов художника наводит стихотворение «Земной океан» Гийома Аполлинера, посвященное Кирико. Приведу лишь выдержки из него:

С неба спуститесь:

Так будет лучше!

Земных осьминогов дрожь охватила.

Здесь каждый из нас могильщиком

собственным стал...

Земной Океан окружает мой дом.

И нет здесь покоя. Буря кругом.