Божественный Дали и наука 1963 - 1978

В 1963 году Дали публикует свое старое сочинение, позабытое им на долгие годы: «Трагический миф о "Вечерней молитве" Милле». В качестве эпиграфа он пишет: «Закон морали имеет, несомненно, божественное происхождение, ибо уже до скрижалей Моисея он заключался в коде генетических спиралей». Таким образом, он связывает свои внутриутробные воспоминания с их неизбежностью и дезоксирибонуклеиновую кислоту. Для него «нет ничего более царственного, величественного, чем молекула ДНК». Благодаря ей «наша внутренняя сущность обретает такую силу, что может исправить сущность внешнего мира». На эту тему Дали опубликует «Десять рецептов бессмертия» (издательство Одуэн-Дешарн, Париж, 1973). Не колеблясь, он утверждает: «Сказав это, мне остается лишь передать слово знаменитому Сальвадору Дали, который раз и навсегда пояснил, как император Траян оплодотворил Европу, покорив Дакию, и тем самым по-царски позволил всем будущим поколениям навеки отличаться от кенгуру». В это же время он пишет «Портрет моего умершего брата» и окончательно снимает тяжесть с души, избавляясь от одной из самых глубоких моральных травм детства.


В 1964 году правительство Испании награждает его Большим Крестом Изабеллы Католической. В том же году в издательстве «Табль Ронд» выходит «Дневник гения», где Дали описывает последние десять лет жизни, продолжая таким образом свою автобиографию, изложенную в «Тайной жизни Сальвадора Дали». Он доверительно сообщает: «19 сентября 1963 года на вокзале в Перпиньяне я пережил некий космогонический экстаз, гораздо более сильный, чем все предыдущие. Мне было ясное видение устройства вселенной». На следующий год он еще точнее изложит свои мысли о живописи в «Открытом письме Сальвадору Дали».


Сальвадор Дали

В Японии организуется крупная ретроспективная выставка его работ. В связи с этим он воссоздает «Возбуждающий пиджак» 1936 года и представляет его публике в отеле «Мерис» в Париже.


С 18 декабря 1965 года по 28 февраля 1966 года в нью-йоркской Галерее современного искусства представлено триста семьдесят работ Дали, в большинстве своем из частных коллекций, таких как собрания Эдварда Джеймса или Элинор и А. Рейнолдс Морз. В каталоге выставки Дали говорит о третьем измерении в живописи маслом, «единственном измерении, привлекающем глаз и челюсти вдохновенного Дали, который по праву прозван божественным, поскольку является единственным его изобретателем».


Сальвадор Дали
Дали перед статуей Мейсонье. 1967

В 1967 году в гостиной отеля «Мерис» Сальвадор Дали показывает свою картину «Ловля тунца». Это огромное полотно стало результатом его последних исследований, в частности, в области «утонченной помпезности», к которым он добавляет игровые эффекты, заимствованные из поп-арта, оп-арта, ташизма и т. п. В этом взрыве чистой энергии художник проводит классические параллели своим сюрреалистическим изысканиям. Дали поясняет, почему эта картина является иллюстрацией к теории Тейяра де Шардена о конечности Вселенной и космоса: «Я понял, что эта конечность, сокращение, сжатие космоса, вселенной и делают возможным существование энергии и что чрезмерность и сила порыва и создают тот ритм, который, по Делакруа, может существовать, лишь "преломляясь сквозь призму все упорядочивающего интеллекта"». К презентации своей картины Дали приурочивает публикацию книги «Похвала Мейсонье», где воздает должное художникам помпезного стиля, таким как Детайль и Бугро, сумевшим усвоить непреложный закон Истории и воплотить трагедию человеческого существования. Вслед за ними Дали начинает писать в той же четкой старомодной манере, которую Андре Бретон сочтет просто блажью. Но Дали упорствует: «Живопись - это ручная фотография в красках».


Сальвадор Дали

«Майская революция» 1968 года застает Дали в Париже. Кипучая жизнь улиц приводит его в восторг. Однако беспорядку, сопровождающему это похожее на игру восстание, он противопоставляет строгую дисциплину разума. В листовке «Моя культурная революция», распространяемой среди студентов Сорбонны, он пишет: «Включить в нее достойную похвалы народную проституцию в народном духе, прибавив к ней могучую чувственную и духовную энергию». И добавляет: «Буржуазную культуру можно заменить лишь по вертикали. Мы разбуржуазим культуру лишь тогда, когда мы депролетаризируем общество, и лишь направляя работу духа ввысь, обратно к его законным, божественным истокам. Должна проявиться аристократия духа. Человек-царь будет терпеть при своем дворе лишь князей духа». Чтобы избежать баррикад и разрушений, в качестве выхода он предлагает свойпараноико-критический метод, а также увеличение числа культурных памятников и учреждений и реабилитацию традиционной мистической мысли. Как всегда, свои идеи он подкрепляет парадоксом: «Там, где проходит культурная революция, должны взойти ростки фантастического».


Сальвадор Дали
Дали в доме Пишо в Фингерасе. Октябрь 1973

В 1969 году он пишет предисловие к книге Робера Дешарна и Кловиса Прево «Художественно-религиозный взгляд на Гауди». Ни¬что так не вдохновляет его как критики, сравнивающие архитектуру Гауди с тортом; вспомним, что это Дали провозгласил когда-то: «Красота должна быть съедобной или не быть вовсе». Для подтверждения этого он анализирует творчество каталонского архитектора с точки зрения пяти чувств, прославляя создателя этой живой плоти, этого восторга, сумевшего соединить блеск красок, декоративный натурализм, творчески возвышенное дурновкусие и аромат святости. Он подчеркивает, что Саграда Фамилия - «произведение в форме собора, а не в форме художественной галереи».


В том же, 1968 году супруги Элинор И А. Рейнолдс Морз распахивают двери своего дома в Кливленде для публики, а два года спустя, 7 марта 1971 года, открывают в Бичвуде первый Музей Дали-итог их сорокалетней собирательской деятельности. В 1982 году этот музей будет переведен в Сент-Питерсберг, штат Флорида.


Сальвадор Дали
Дали, вырезающий птичку в Порт-Лигате. 1973

23 мая 1973 года Дали показывает в отеле «Мерис» свою первую «Хроноголограмму». Годом ранее он уже представлял в Нью-Йорке этот «архетип неотвратимой и неминуемой живописи: метафизический гиперреализм». Оптика вообще и возможности ее применения для создания иллюзии объема всегда привлекали Дали. Еще до открытия лазера и его использования голографии стереоскопическое видение наиболее близко подходило к намеченной им для себя цели. И вполне естественно, что при его стремлении овладеть третьим измерением все, что связано с рельефностью, приобретает для него первостепенное значение. Так, первым этапом на этом пути стал 1964 год, когда он привез из Нью-Йорка состоящие из мелких ячеек пластмассовые панно, которые при наложении создавали эффект рельефности. Этот «муар», напоминающий глаз насекомого, послужил основой для нескольких живописных работ, среди которых «Пейзаж с мухами» и «Лаокоон, терзаемый мухами». В 1970 году в Лувре он изучает полотна Герарда Доу, современника Вермера. Дали узнает, реоскопических, то есть двойных картин. Самая замечательная из них изображает мальчика, поймавшего мышь; одно из двух панно находится в Дрезденской галерее, другое - в санкт-петербургском Эрмитаже. Сделав это открытие, он берется за работу над стереоскопическими картинами. Эффект достигался при отражении двумя зеркалами, стоящими под углом 60 градусов друг к другу. При помощи этого приема он создает две небольшие двойные картины, изображающие Гала, стоящую в мастерской Порт-Лигата. Тогда же он выполняет две гравюры - первый стереоскопический эстамп – для своей книги «Десять рецептов бессмертия». Одновременно при помощи линз Френеля он старается упростить прием, позволяющий сразу нескольким зрителям видеть картину в стереоскопическом изображении.


Когда в 1971 году американский ученый Деннис Габор получает Нобелевскую премию за открытие голографии, Дали видит в этом изобретении наилучшее средство для своего продвижения по пути к рельефному изображению.


В начале 1972 года благодаря советам Денниса Габора он создает три композиции, которые будут представлены С 7 апреля по 13 мая в нью-йоркской галерее Нёдлер. Во вступлении к каталогу выставки, он поясняет, чем является голография для художника: «Трехмерная реальность занимала художников еще со времен Веласкеса; в наше время трехмерностью Веласкеса попытался овладеть аналитический кубизм Пикассо. Теперь, благодаря гению Габора, использование голографии сделало возможным художественное возрождение, и передо мной открылись двери новой области творчества». Параллельно с этим он занимается геометрическими конструкциями или фотографиями, снятыми при помощи стереоскопического фотоаппарата с двумя объективами, перенося их затем на два холста в гиперреалистической технике («Дали со спины, пишущий Гала со спины»). Зеркальный стереоскоп Уэтстоуна, приспособленный Роже де Монтебелло, позволяет ему работать с полотнами большого формата. Позже он воспользуется исследованиями американского ученого Белы Юлеша для пол учения компьютерных стереограмм. И наконец, в 1975 году он смешает левое и правое изображение стереоскопической картины на одном холсте («Гармония сфер»), вследствие чего эффект объемности будет достигаться лишь при фронтальном осмотре со скошенными к переносице глазами, без стереоскопа или зеркала.


Сальвадор Дали
Дали и Эжен Ионеско в галерее Пети в Париже. 1977

В том же духе задуман им и купол его собственного музея в родном городе, работу над которым он поручает архитектору Эмилио Пересу Пиньеро. Дали хочет переделать старый театр Фигераса в некий «Кинетический Храм» в неопалладиевом стиле, который станет самым монументальным из его творений. Открытие этого музея станет самопосвящением Дали, соответствующим обожествлению Гала, которая в 1972 году получила в полную собственность замок Пуболь; даже Дали не мог там появляться без специального приглашения хозяйки. Торжественное открытие Театра-музея Дали состоялось 23 сентября 1974 года. В этом музее представлены все этапы развития Дали-художника, вплоть до «непостижимых, принадлежащих четвертому измерению политопов». Среди залов - один удивительнее другого особым интересом публики пользуется зал Мей Уэст. Это архитектурно-интерьерное воспроизведение коллажа, выполненного Дали в 1934 - 1935 годах. Зрители проходят через зал, а затем имеют воз¬можность взглянуть на него через широкоугольный глазок и увидеть, как комната превращается в портрет американской кинозвезды Мей Уэст.


Сальвадор Дали
Дали на стройплощадке в время реконструкции старого театра в Фигерасе. 1973

Король и королева Испании на летнем отдыхе в 1978 году посетят Музей Дали. Незадолго до этого, 24 апреля художник представит в Нью-Йорке в Музее Соломона Гуггенхейма свою первую гиперстереоскопическую картину «Дали, приподнимающий поверхность Средиземного моря, чтобы показать Гала рождение Венеры». Тема этого полотна уже много раз прорабатывалась художником в его классических произведениях.


В 1981 году Дали добивается от администрации музея решения при обрести большой жилой. дом, примыкающий к театру. Здание, получившее название «Галатея», становится штаб-квартирой Фонда Гала и Сальвадора Дали. В нем размещаются библиотека, фототека и ви¬деотека, несколько выставочных залов и хранилище.